«Что за храбрецы эти отличные войска!»
“Без добродетели нет ни славы, ни чести” А.В. Суворов
«Что за храбрецы эти отличные войска!»
11.06.2019

Кулевчинское сражение.jpg

190 лет назад, 11 июня (30 мая - по старому стилю) 1829 года Русские войска нанесли сокрушительное поражение турецкой армии при болгарском селе Кулевче. Событие это, по праву считающееся одним из самых ярких и славных эпизодов этой кампании, произошло в ходе очередной Русско-турецкой войны (1828-1829).

В феврале 1829 года на театр военных действий прибыл новый командующий - генерал И.И.Дибич, пользовавшийся безграничным доверием Императора Николая I. Как отмечал военный историк А.А.Керсновский, «Дибич провел целиком всего одну кампанию - свой Забалканский поход, но эта кампания блестяща по синтезу замысла, простоте плана (принесению второстепенного в жертву главному) и решительности выполнения». Приняв армию, Дибич деятельно стал приводить ее в порядок, заметно усилив ее состав и укрепив тыл. В планы нового командующего входило покончить с Силистрией, а затем перейти Балканы и пойти на Константинополь.

7 мая Дибич перевел наши главные силы через Дунай и начал осаду Силистрии. В это время турецкий визирь, усилившись подкреплениями и доведя свою армию до 40 тысяч человек, перешел в наступление. Не желая уступать инициативу туркам, Дибич оставив половину своей армии под Силистрией поручив осаду генералу Красовскому, а сам с остальными силами искусно скрывая движение войск, быстро двинулся на юг - в тыл визирю, шедшему на Варну, и 30 мая при Кулевче нанес турецкой армии полное поражение.

Условия, в которых пришлось действовать Русской армии, были не из легких. Местность была гористой и пересеченной, крутые спуски, леса и овраги сильно затрудняли действия наших войск. Бой этот, начавшийся в 11 часов утра и длившийся около пяти часов, первоначально шел с переменным успехом. Русский отряд стремительно атаковал турок и захватил высоты села Кулевча, но под натиском численно превосходящих сил противника вынужден был отступить. Однако артиллерия и штыковые атаки русской армии вынудили турок остановить наступление. Заменив изнуренные полки свежими силами, Дибич предпринял общую атаку на турецкие позиции, расположившиеся на высотах. Это штурм, усиленный меткой стрельбой нашей артиллерии, решил исход дела и обратил противника в бегство.

«Тщетно бросались турки с бешенством отчаяния на стройные колонны наши, врубались в пехоту, врезались в конницу: русские были непоколебимы, - отмечается в очерке по истории Русско-турецкой войны. - Продолжительный бой до того утомил обе армии, что около полудня сражение как бы само собою затихло. Пользуясь случаем, Дибич подкрепил уставших воинов свежими полками и в свою очередь напал на неприятеля. Битва возобновилась страшной канонадой с обеих сторон; она колебалась недолго: от жестокого огня наших батарей, управляемых самим начальником штаба, генералом Толем, неприятельские орудия смолкли, враги дрогнули. В ту самую минуту граф Дибич двинул вперед свою несравненную пехоту, грозные колонны ее ударили в штыки. Стройность и быстрота атаки повсеместной привела турок в трепет: они обратились в бегство и рассеялись в горах, оставив на поле битвы до 5 000 трупов, весь обоз, артиллерию и знамена. Визирь едва спасся от плена быстротою коня своего и с великим трудом пробрался в Шумлу, куда не возвратилась и половина его армии. Победитель стал лагерем на виду у него».

В сражении при Кулевче с русской стороны участвовало 29000 штыков и сабель при 152 орудиях. У турок - 40000 и 56 орудий. Наши потери в ходе этого упорного сражения составили 3 раненных генерала, 60 раненных и убитых офицеров и 2248 нижних чинов. Несравненно больше потерял противник - 5000 убитыми, 2000 пленными с 6 знаменами и 50 орудиями, а также все свое продовольствие. По словам генерала Н.А.Епанчина, «Государь был в восторге от известия о Кулевчинской победе». Адъютант Дибича князь Трубецкой, посланный к Императору Николаю I с вестью о победе, докладывал своему командиру: «Трудно выразить впечатление, произведенное на Императора известием, привезенным мною по Вашему поручению. Исполненный радости и счастья, Государь облобызал меня, бросился на колени, чтобы возблагодарить Господа Бога и тотчас поздравил меня флигель-адъютантом и полковником; затем, не дав мне опомниться, он повез меня в своих дрожках, чтобы сообщить это радостное известие Великому князю Константину Павловичу».

«Хвала Всевышнему, дорогой друг мой, и да вознаградить Он вас в будущей жизни за важную услугу, оказанную вами нашему отечеству! - писал Государь Дибичу. - Вы знаете мои чувства к вам и вам также известно доверие, которое я питаю к вам; я счастлив, что вы доказали всему миру, что я не ошибся, доварившись вам. Примите мою сердечную и душевную благодарность. Отныне ваше имя увековечено на страницах боевых летописей нашей армии. Что за храбрецы эти отличные войска, эти дорогие боевые товарищи; сожалею, что не могу за ними следовать. (...) Здесь радость была великая и вся армия присутствовала под ружьем, под моею командой, на молебне, отслуженном сегодня утром при пушечных выстрелах всей артиллерии... (...) Орден св. Георгия 2-го класса украсит вас; заставьте меня переменить его на первый класс и никто более меня этому не обрадуется».

Победа при Кулевче имела важные последствия для дальнейшего хода Русско-турецкой войны. Разбитый наголову визирь открыл проход на Балканы. Как только пала Силистрия, Дибич поспешил воспользоваться оплошностью неприятеля и быстро двинул свои войска в Балканские горы. Начался забалканский поход Дибича - самое известное и героическое деяние этой войны. Дойдя до Адрианополя, по сути второй столицы Османской империи, Дибич занял его без боя, принудив вскоре турецкого султана просить пощады и мира.

Андрей Иванов, доктор исторических наук

Русская народная линия