Великая гуманитарная инициатива
“Научись повиноваться, прежде чем повелевать другими.” А.В. Суворов
Великая гуманитарная инициатива
16.01.2017

II Гаагская мирная конференция 1907 года.jpg

Великая гуманитарная инициатива Российской Империи, 110-летие II Гаагской мирной конференции...

В наступившем 2017 году исполняется сто десять лет Второй Гаагской мирной конференции. Эта конференция была созвана Россией в 1907 году, по личной инициативе Государя Императора Николая Второго, так же, как и Первая Гаагская мирная конференция, состоявшаяся в Гааге в 1899 году. Эту упорно игнорируемую западом инициативу России и её Царя можно кратко резюмировать следующим образом:

12 августа 1898 года (24 августа по новому реформированному стилю, в 19-ом веке опережавшему православный стиль на 12 дней) министр иностранных дел России обратился с циркулярной нотой к представителям держав, аккредитованным при русском правительстве, с предложением собраться на конференцию для обсуждения вопроса о том, каким образом можно было бы «положить предел непрерывным вооружениям и изыскать средства предупредить угрожающие всему миру несчастья».

В циркуляре русского правительства указывалось: «Духовныя и физическия силы народов, труд и капитал, отвлечены, в большей своей части, от естественнаго своего назначения и расточаются непроизводительно. Сотни миллионов расходуются на приобретение страшных средств истребления... Просвещение народа и развитие его благосостояния и богатства пресекаются или направляются на ложные пути».

Новым циркулярным сообщением от 30 декабря 1898 года, правительство России наметило 8 пунктов программы будущей конференции. Из них 4 пункта касались вопроса об ограничении вооружений, три последующих имели в виду право войны, а последний пункт намечал возможность заняться вопросом мирного разрешения международных столкновений.

Вторая Гаагская мирная конференция была открыта в Гааге 2 (15) июня 1907 года, в присутствии делегатов от 21 европейского государства, 19 американских государств и 4 азиатских стран, и заседала до 5 (18) октября 1907 года. Заключительный акт этой Второй мирной конференции состоит из 13 конвенций, одной декларации и ряда заявлений и пожеланий. В заключение, конференция рекомендовала подготовить дела для будущей Третьей мирной конференции, которая должна была собраться в 1915 году.

Гаагские мирные конференции составляют эпоху в истории развития международного права. Они приняли ряд постановлений в целях сделать войну менее жестокой и разрушительной. В частности, были приняты декларации о запрещении бомбардировок с воздуха населенных мест и употребления отравляющих веществ и разрывных пуль во время ведения войны, режима содержания раненых и пленных и т. д. Также был учрежден Гаагский трибунал, первый международный суд в истории человечества. Значит, один из трёх столпов международных структур современной глобальной цивилизации был учрежден по инициативе и на основании проекта России. Лишь через 37 лет были учреждены остальные два столпа этого мирового порядка: ООН и МВФ.

Эта великая гуманитарная инициатива России, предложенная всему миру более столетия тому назад, тогда не была встречена с энтузиазмом всеми странами. В частности, некоторые страны особенно сопротивлялись запрещению бомбардировок с воздуха мирного гражданского населения (среди стран, тогда не соглашавшихся на такое запрещение, были США и Германия). Сегодня даже может показаться невероятной такая инициатива России более чем столетней давности, когда еще военная авиация практически не существовала.

Через 33 года после этой Второй Гаагской мирной конференции произошли первые в истории массовые бомбардировки с воздуха мирного гражданского населения, когда Германия стала немилосердно бомбить с воздуха Лондон и другие английские города во время Второй Мировой войны. Тогдашний премьер-министр Англии Винстон Черчилль назвал такие действия «террором с воздуха гражданского населения». Однако, несмотря на это, он сам настаивал на аналогичных бомбардировках германских городов, с целью мщения, как это он сам пишет в своих воспоминаниях. Таким образом, именно тогда началось не только массовое нарушение человеческих прав мирного гражданского населения, но также и принципа права, установленного еще при основании древних Афин. Как известно, основатель этой первой демократии в мире царь Тесей установил, что не месть, а право должно быть положено в основу человеческого поведения и политических отношений.

К сожалению, тогдашние требования России установить обязующие нормы более гуманного поведения во время военных конфликтов не были в достаточной мере поддержаны всеми ведущими государствами мира. Сама Россия вскоре сошла с фундаментов правового государства, каковым она была с самого момента своего основания в 862 году. Провозглашенное на ее территории новое государство было формально, в своей собственной конституции, объявлено «интернациональной диктатурой», подчиненной одной единственной партии, чьи интернациональные партийные символы были насильно навязаны всему государству, вместо исторических национальных символов. Это новое государство отказалось признать Женевские конвенции, в каковые были включены постановления Гаагских мирных конференций. Такой отказ от своих собственных предложений стоил России миллионов жертв, главным образом из-за отказа этого нового государства защищать права своих собственных военнопленных, в согласии с международным правом, установленным на Гаагских мирных конференциях.

Некоторые из стран, тогда отказавшиеся полностью поддержать инициативу России, тоже жесточайше пострадали от нарушений этой инициативы. Интересно, что Статут Международного Нюрнбергского военного трибунала 1945 года конкретно ссылается на соглашения, достигнутые Гаагскими конференциями 1899 и 1907 годов, каковые были опубликованы в 1910 году в официальных органах Германской Империи, получив таким образом статус также и немецких законов. Таким образом, гитлеровская Германия, нарушая Гаагские соглашения, автоматически нарушала и свои собственные законы.

И. Н. Андрушкевич

 

Конец исторических пробегов кровавого столетия

Столетия и пятидесятилетия

В наступившем 2017 году исполняется столетие Катастрофы 1917 года в России. Эта Катастрофа в России (так по гречески звучит латинское слово «революция», т.е. «переворот» по-русски), затем обернулась рядом катастроф и во всем мире, в большинстве своем тоже весьма кровавых. Таким образом, даже можно всё это прошедшее столетие охарактеризовать, как кровавое, может быть, даже самое кровавое во всей истории человечества.

Уже древние Римляне отмечали и даже праздновали столетия со дня основания Рима. Геральды приглашали граждан Рима выйти на улицы, чтобы отпраздновать эти столетия, указывая, что ни один человек не сможет их праздновать два раза в своей жизни. В Древнем Израиле отмечались пятидесятилетние периоды, т.е. 49 лет, увенчанные пятидесятыми годами, называемые юбилейными, ибо они провозглашались трубами левитов, по-еврейски - «юбель».

Русский учёный Н.Я.Данилевский (1822-1885), в своем труде «Россия и Европа» указывает, что в общем историческом развитии «столетний период имеет самым очевидным образом существенное значение, но преобладающий характер века обозначается ясно не ранее его половины, по хронологическому летосчислению» (Стр. 247 цит. труда). Таким образом, каждый из столетних периодов на самом деле состоит из двух пятидесятилетних периодов: периода его подъема и периода его истощения. Полвека после Данилевского, другой русский учёный, Николай Дмитриевич Кондратьев (1892-1938) открыл, что в истории можно наблюдать пятидесятилетние коньюнктурные периоды, в рамках которых развиваются «цепи создания новых цивилизационных ценностей», развязываемых «базисными новациями», которые необходимы ввиду окончания исторических пробегов предыдущих периодов. [Эти теории русских учёных освещаются более подробно в статье «Периодические циклы в природе, истории и экономике (Теории четырёх русских учёных)», опубликованной десять лет тому назад в электронном «Кадетском письме» № 34, в декабре 2005 года, которое помещено на блоге, http://i-n-andruskiewitsch.blogspot.com.ar/].

Макроисторические процессы

В общей исторической перспективе, в прошедшем столетии можно отметить несколько макроисторических процессов:

1. Ликвидацию почти всех крупных государственных образований, именовавшихся империями.

2. Искусственное создание новых государств и искусственное перекраивание прежних государственных границ.

3. Создание новых сверх-государственных структур (Лига Наций, ЕС, НАТО и т. д.).

4. Экономические и денежные манипулирования, как, например: экономические автаркии, индустриализации, неограниченные эмиссии бумажных денег, инфляции, безответственное всессилие центральных банков.

5. Государственный террор и геноциды.

6. Технология оседлания государственных структур, с помощью размывания и деградации государства, как такового, подменяя государственные учреждения множественными «неправительственными организациями».

Все эти процессы практически уже истощились и почти закончили свои потенциально возможные пробеги. Сегодня они завели их инициаторов и сторонников в непреодолимые тупики, выходы из которых им необходимо искать в других направлениях. Эти процессы можно кратко описать и резюмировать следующим образом:

Ликвидация империй. Испанская, территориально самая большая империя, была ликвидирована уже в предыдущем XIX столетии. Сперва были спровоцированны в Испанской Америке «освободительные войны» в начале XIX века, во время оккупации Францией самой Испании. Затем, уже в конце XIX века, США развязали с Испанией войну, в результате которой Испания потеряла Кубу и Филиппины. Испанский философ Юлиан Марияс однако считает, что война за ликвидацию Испанской империи началась гораздо раньше, с помощью создания и распространения «черной легенды» про Испанию. Марияс считает, что эта чёрная легенда, как и все чёрные легенды, была вызвана, главным образом, мировоззренческими причинами, в том числе и религиозной нетерпимостью. После неудачного похода испанского флота «Непобедимая армада» в 1588 году против Англии, эта чёрная легенда была дополнена систематическими английскими пиратскими нападениями на всемирные морские пути Испании.

Китайская империя была ликвидирована в 1911 году, за шесть лет до начала столетия 1917 -2017 годов. В 1917 году была упразднена Всероссийская империя, а затем Германская и Австро-Венгерская империи. В 1923 году была формально упразднена Оттоманская (Турецкая) империя, хотя она уже была подорвана «младотурками» во время Первой мировой войны. Английская и Французская империи самоупразднились после Второй мировой войны, после потери ими своих колоний в Азии и Африке. Из всех прежних т. н. империй, сегодня продолжает так или иначе существовать лишь Японская, ибо в Японии не нашлось достаточно неверных ей граждан для её упразднения, а упразднять её одними интервентами было слишком болезненно.

Искусственное перекраивание границ. Сразу после окончания Первой мировой войны начали перекраиваться границы упразднённых империй и устанавливаться новые искусственные внешние и внутренние границы, эти последние - для последующих перекраиваний. При этом, строго соблюдался принцип повсеместного нарушения природных этнических и лингвистических границ, для создания очагов будущих конфликтов.

Сербский патриарх Гавриил в своих мемуарах, изданных в Зарубежье, вспоминает свои разговоры, в начале тридцатых годов прошлого века, когда он был митрополитом Черногорским, с тогдашним примьер-министром Югославии Николаем Пашичем. Пашич ему тогда рассказал, что когда он во время войны, в 1916 году, посетил союзную Россию, вместе с тогдашним сербским престолонаследником Александром, государь император Николай Второй их предупреждал не соглашаться без оговорок на создание нового государства Югославии, с привольно-капризными внутренними административными границами. Сербия должна сперва освободить все сербские территории в Боснии и Герцеговине, Далмации и в других регионах, с сербским православным населением, и присоединить их сперва к Сербии, как союзниками и было обещано сербам в начале войны, и лишь затем входить в возможные объединения с другими соседними народами. Патриарх Гавриил выражает свое сожаление в своих воспоминаниях, что Сербия тогда не последовала этому царскому совету, под давлением своих западных союзников. Значит, эти пробеги кровавого столетия, которые до сих пор еще не позволяют нормально жить миллионам людей, были уже запрограммированы заранее, до этого столетия.

Тогда же, на отделившихся от Австро-Венгерской империи территориях Чехословакии, Венгрии, Румынии и даже Италии некоторые новые политические границы были проведены с грубыми нарушениями этнических и языковых границ, что обеспечивало хронические конфликты на долгий срок. При ликвидации Оттоманской империи в арабском мире после Первой Мировой войны, такая политика искусственного перекраивания границ, при искусственном создании искусственных государств, была доведена до виртуозности.

В принципе тоже самое можно сказать и про аналогичные планы по отношению к Государству Российскому. Известный русский дореволюционный либеральный деятель Милюков пишет, что проживавший тогда в Швейцарии В. Ульянов уже с 1911 года получал денежные субсидии от Австро-Венгерского правительства, за включение в программу своей партии требования «самоопределении вплоть до отделения» для всех частей России. Но не только Австро-Венгрия мечтала об этом. Германская империя тоже сремилась к расчленению России. Сам кайзер Вильгельм заявил об этом в начале Первой мировой войны: «Я желаю иметь соседкой Россию, раздробленную примерно на 4 - 5 групп: центральную Россию, Украину, юго-восточные соединения, Закавказье и Сибирь» (История дипломатии. Том второй. ОГИЗ, 1948. Стр. 358). Затем, когда, после Катастрофы 1917 года, новой властью был подписан Брест-Литовский сепаратный мир, немецкие войска смогли войти в Киев, древнюю столицу Древней Руси, сразу же было создано не только первое «квислинговое» правительство, но также и первое «новое государство» кровавого столетия. Кайзер тогда лично принял в отдельной аудиенции первого правителя этого новосозданного во время войны государства. Затем, пробеги искусственного расширения искусственных границ этого искусственного государства неуклонно продолжались в течение десятилетий, но, наконец, упёрлись в тупик, в катастрофический тупик.

Между прочим, когда Англия была вынуждена вернуть независимость Индии, обещанную во время Второй Мировой войны, чтобы обеспечить её лояльность в борьбе с Японией, последний вицекороль Индии лорд Моунтбаттен поставил последнее условие: до получения независимости Индией, она будет расчленена на Индию и Пакистан. Затем, был добавлен еще и Бангладеш. Так, вместо одной Индийской империи, под английской короной, получились три независимых и враждующих между собой государства.

То же самое можно сказать про создание в Африке новых государства, в процессе т.н. «деколонизации». Причем, проведение искусственных границ, без учёта этнических и лингвистических границ, сопровождалось повсеместным насаждением клептократии, ряженной в демократические ризы. В декабре прошлого года, один видный африканский общественный деятель заявил в одной телевизионной программе, что, за последних сорок лет, т.н. «экономическая помощь» африканским странам равнялась приблизительно сегодняшнему государственному долгу США в двадцать триллионов долларов, но она дошла до населения этих стран в очень малой пропорции, так как значительная её часть была разворована африканскими власть имущими клептократиями. Очевидно, что пробеги этих двух процессов - роста государственных долгов и разворовывания экономической помощи в неодемократиях - тоже приближаются к своему неизбежному концу.

Создание новых сверх-государственных структур. По окончании Первой мировой войны была создана Лига Наций. В двадцатых годах ХХ века был основан в Вене австрийским графом Рихардом Куденхове-Калерги, на общественном, а не на государственном уровне, Панъевропейский союз, предшественник Европейского союзя, но уже с аналогичным флагом, с пятиконечными звёздами. Во время войны, в национал-социалистической Германии были созданы специальные комиссии из видных представителей немецкой промышленной элиты, для разработки схем и терминологий нового международного экономического порядка после войны. Перед концом Второй Мировой войны была учреждена система ООН и МВФ. После войны возник НАТО, а затем и Варшавский Договор. Терминологическая ошибка в наименовании НАТО, сужающая легитимную территорию действий этой коалиции на бассейн Северного Атлантического океана, был коректирован созданием прецедента расширения этой территории и на Южный Атлантический океан во время Мальвинской войны между Англией и Аргентиной, а затем интервенцией НАТО в далёком от Атлантического океана Афганистане. Весь мир покрылся многослойной сетью «глобальных» и региональных союзов, блоков и коалиций. Английский историк Арнольд Тойнби уже давно объяснил глобальную гегемонию Западной цивилизации именно её накидыванием таких сложных и многослойных сетей на все остальные современные цивилизации. Однако, уже больше не на кого накидывать подобные сети, да и другие цивилизации уже начали плести свои собственные сети. Так что и этот пробег подходит к своему неминуемому концу.

Экономические и финансовые манипуляции. Они начались сразу же после Первой Мировой войны, но теоретически были уже частично провозглашены задолго до неё. Уже в середине XIX века, в Коммунистическом манифесте Маркса и Энгельса упоминается эмиссия бумажных денег Центральным банком. В конце того же века английский барон Ротшильд провозгласил, что с помощью денежных эмиссий можно делать практически, что угодно. В начале XX века в США была создана Федеральная резервная система (ФРС, Федеральный резерв, FED), специально созданное в 1913 году независимое федеральное агентство для выполнения функций центрального банка и монопольной эмиссии денег. В управлении ФРС формально определяющую роль играет государство, но форма собственности капитала является частной - акционерная, с особым статусом акций. Государство уступает ФРС право выпускать деньги, но если государству нужны деньги, оно получает их прямо или косвенно в заем от ФРС, под проценты.

На побеждённую в Первой Мировой войне Германию западные союзники наложили колоссальные военные репарации, в результате каковых в Германии тогда возник сильный экономический кризис. В рамках этого кризиса, в Германии начался процесс эмиссии бумажных денег, в астрономических размерах, без никакого покрытия. Так возникла т. н. «гиперинфляция», которая вскоре привела в Германии к грандиозному экономическому краху, с колоссальной безработицей, за которыми вскоре началось политическое брожение. В начале тридцатых годов был назначен президентом Имперского центрального банка Германии Хьялмар Шахт, который провозгласил новую денежную теорию: покрытием денежных эмиссий в Германии является всё имущество немецкого народа. Значит, если это имущество не увеличивается, не смеет увеличиваться также и количество денег. Количество выпущенных денег может увеличиваться только лишь в размере увеличения этого имущества. Значит, чтобы было больше денег, надо увеличивать имущество немецкого народа. Значит, надо строить новые дороги, автострады, муниципальные инсталяции парков, публичные бассейны и т. д. В размере стоимости созданных подобных новых активов можно выпускать новые эмиссии денег, чтобы оплачивать расходы по их созданию, в том числе и оплачивать рабочие руки, но не больше. На текущие расходы денег выпускать нельзя. Так тогда произошло первое «немецкое экономическое чудо». Шахт подробно описывает в своих мемуарах, как его несколько раз приглашали в США читать публичные лекции об этих его мероприятиях. Иногда создается впечатление, что т. н. «нью диль» Рузвельта в те же годы был в некоторой степени отражением этих идей Шахта, в области публичных работ, для борьбы с безработицей, но не в области эмиссии денег.

Когда, через три года после полного поражения Германии во Второй мировой войне, в её Западной зоне была проведена денежная реформа и вместо прежней «рейхсмарки» была введена новая «дойче марк», реформаторы в основном придерживались тех-же принципов Шахта: на каждого жителя было выпущено 40 новых марок (которые выдавались лишь в течение одного дня), плюс сорок марок на каждого трудящегося, плюс десять процентов от накопленных ранее сбережений на сберкнижках в банках и сберкассах. Металлические монеты сохраняли 10 процентов своей прежней стоимости. В будущем, новые эмиссии денег были поставлены в зависимость от будущего экономического роста. Я тогда, вместе с моей матерью, сёстрами и братом, жил в Баварии, как беженец, и все мы получили по сорок марок на каждого человека, включая моего 10-летнего брата Олега. Старые деньги нужно было сдавать, но их не считали, ибо количество новых денег не зависело от количества старых. Мы ничего не сдали, ибо ничего и не имели. Я лично видел, как некоторые немецкие «бауэры» (крестьяне) сдавали старые деньги мешками, накопленные после войны от продажи на черном рынке масла и сала, и которые они не могли тогда держать на своих счетах в банках и сберкассах. Некоторые находились в состоянии истерики. Но уже через пару дней, по всей Западной Германии в многих магазинах и ресторанах появились продукты, которых никто в Германии не видел в течение последних лет.

Я хорошо помню, что тогда во всех газетах публиковались разъяснения, что народное хозяйство Германии основывается на труде и на сбережениях всего населения, а посему лишь прежние сбережения были тогда пощажены от практической экспроприации. Кроме того, в новой немецкой конституции, апробированной через пару лет после этой денежной реформы, было указано, что дефициты государственного бюджета, финансируемые новыми долгами, не могут превышать государственного капиталовложения в новые государственные активы. (Эта тема затрагивается более подробно в моей статье «Экономика зависит от политики», в Русских Тетрадях № 13, от октября 2012 года, на блоге http://i-n-andruskiewitsch.blogspot.com.ar/.

После введения в большинстве стран Западной Европы новой валюты «евро», денежная эмиссия в них была изъята из ведомства Центральных банков отдельных стран и была передана новосозданному Европейскому центральному банку (ЕЦБ). Вначале казалось, что политика этого нового банка будет в основном придерживаться принципов Центрального банка Германии, особенно во время председательства первого голландского президента ЕЦБ. Затем, при французском президенте ЕЦБ эта позиция более или менее продолжалась, но при теперешнем итальянском президенте Марио Драги она сильно изменилась. Европейский центральный банк начал выпускать практически в неограниченных размерах европейскую валюту, давая за незначительные проценты практически неограниченные кредиты всем европейским банкам, на подобие того, как это делает ФРС в США. В результате, банки в США и в Западной Европе предпочитают получать почти даром кредиты от своих центральных банков, вместо того, чтобы платить проценты за вклады своих клиентов, как частных так и коммерческих. Таким образом, коренная функция банков, заключавшаяся в посредничестве между сберегателями и получателями кредитов была ликвидирована. Банки стали лишь организациями предлагающими оплачиваемые услуги по хранению и переводу денег, а также и центрами колоссальных спекуляций на рынках акций и облигаций. В конечном итоге, в многих случаях это ведет к колоссальным банкротам банков, что вызывает необходимость государств (то есть, в конечном итоге, налогоплательщиков) возвращать вложенные деньги населению. Такая новая ситуация стала сильно чувствоваться в отношениях между банками и их клиентам: сегодня многие банки не считают своих клиентов клиентами, а неприятной публикой. Хуже того, сама функция сбережения теряет свое оправдание и даже ведет к большим затруднениям в тех учреждениях, которые до сих пор базировали свое существование на администрации народных сбережений, например, для дополнительных страховок на старость. В Германии в последнее время раздается много голосов в этом смысле.

В заключение, и в этом случае тоже можно сказать, что и эти пробеги уже подходят к своему концу, что чувствуется на основании разных предварительных признаков. Ни большие государственные долги, ни большие сбережения в государственных облигациях и частных акциях не могут бесконечно расти. В связи с этим, на испанском языке часто вспоминают испанскую поговорку: деревья не растут до неба (los arboles no crecen hasta el cielo).

Государственный террор и геноциды. Увертюрой к прошедшему кровавому столетию был геноцид армян, во время Первой мировой войны. Затем, уже после войны, произошло массовое изгнание греческого населения с побережья Малой Азии, каковые там жили почти три тысячелетия. Об этих событиях сегодня уже никто больше не вспоминает, может быть по причине соучастия в них некоторых западноевропейских факторов. Ведь не мусульманские турецкие правительства совершали эти преступления, а пришедшая к власти партия младотурков, западноевропейской ориентации.

У меня, около восьми лет тому назад, был интересный разговор с одним греческим дипломатом, которого я посетил в составе делегации правления Аргентинского общества эллинской культуры, членом которого я состою около 35 лет и около 15 лет являюсь его председателем. Дипломат тогда сказал, что Греция поддерживает вхождение Турции в Европейский Союз, ибо Западная Европа тогда поможет в сохранении малого остатка греков в Турции, необходимого для дальнейшего пребывания в Константинополе кафедры вселенского патриарха. Я тогда высказал мое мнение, что ни Турция ни Ислам не пыталась в течение пяти веков изгнать всех греков и вселенского патриарха из Константинполя. Такие идеи были привнесены в Турцию из Западной Европы. Геноцид над армянами тоже не был совершен во время господства Ислама в Турции, а лишь тогда, когда в ней воцарились западные идеологии. Государственный террор, как система, впервые был применен во время французской революции, как сопровождающее явление идеологического разгула. Практически все геноциды в прошедшем столетии были в основном вызваны и организованы разными идеологиями.

Геноциды в мире еще не кончились полностью, но пробег идеологий уже кончился. В одном недавнем анализе одного известного сербского политолога, описывается подготовка и организация переворота в Югославии против правительства Милошевича. Один из центров этих акций находился тогда в Венгрии, откуда в Югославию посылались уймы разных идеологических писаний и похвал западных идеологий. Однако, один выдный заокеанский руководитель тогда якобы сказал, что идеологические писания надо сопровождать сумками с деньгами, тогда идеология будет действовать сильнее. Значит, сама по себе идеология уже ничего не стоит и не действует.

Технология культурной революции для оседания государственных структур. Эта технология применяется давно, в той или иной мере, но её доктрина была впервые открыто сформулирована первым генеральным секретарем итальянской компартии Антонио Грамши. Кроме того, Грамши признал, что практически все современные идеологии вытекают из одного общего источника и являются лишь подвидами одной макроидеологии: имманентизма.

После Первой Мировой войны, Грамши стал членом Ц. К. итальянской компартии, а в 1924 году её генеральным секретарем и редактором партийной газеты, которая многозначительно уже тогда называлась «Новый порядок» (L'Ordine Nuovo). В 1922 году Грамши отправился в Москву, как делегат в Коминтерн, где он познакомился с Лениным, Троцким и Сталиным и где он женился на одной немецкой коммунистке. В 1924 году Грамши возвращается в Италию, чтобы принять участие в выборах в парламент. В 1926 году его арестовывают, и через два года осуждают на 20 лет тюрьмы. В тюрьме, между 1929 и 1935, Грамши написал ряд своих рассуждений и комментариев в пятидесяти тетрадях, в которых последовательно проводятся одни и те же мысли. В будущем они будут названы «Тюремные тетради» (или «Тетради из тюрьмы»). Кроме того, Грамши написал из тюрьмы многочисленные письма своей жене, своим детям в СССР и своим друзьям, которые впоследствии тоже были изданы, под названием «Тюремные письма» (или «Письма из тюрьмы»). После четырехлетнего пребывания в тюрьме, Грамши заболел туберкулёзом с осложнениями. В 1937 году он умер в одной римской клинике. Грамши определяет марксизм, как логическое завершение модернизма. Марксизм он называет «философией практики», которая «предполагает все то культурное прошлое (возрождение, реформу, немецкую философию, французскую революцию, кальвинизм и классическую английскую экономику, лаический либерализм и историцизм), которое находится в основании модерной концепции жизни». Грамши считает, что этот «новый, модерный принцип», зародился как концепция в Германии, но во Франции он принял политическое воплощение. К этому необходимо добавить еще английскую экономику. Эти три источника (немецкая идеалистическая философия, французская политика и литература и английская экономика) имеют один общий знаменатель, который Грамши называет «имманентизмом». Лев Тихомиров этот «модерный принцип» называет «идеей царства человеческого» (Религиозно-философские основы истории, Москва 1997, стр. 426).

Грамши развивает теорию двух обществ: гражданского общества и политического общества. Гражданское общество это «совокупность организмов, называемых частными, которые соответствуют функциям гегемонии над всем обществом». Это совокупность организмов, которые создают, творят общие мышления и общие чувства в народе, которые имеют интеллектуальную гегемонию в обществе. Политическое общество это лишь совокупность организмов, которые занимаются прямыми принудительными функциями в обществе, с помощью юридических, политических и военных аппаратов власти, в согласии с ориентацией, исходящей от гражданского общества. Оба этих общества составляют совместно надстройку. В нормальных условиях они солидарны, говорит Грамши. Кризис наступает тогда, когда между ними происходит раскол, когда политическая власть и интеллектуальная гегемония начинают противостоять друг другу. Из этого следует важное заключение: для захвата власти нет необходимости менять экономический базис, а необходимо захватить и изменить ту часть надстройки, которая соответствует гражданскому обществу, создающему общественное мнение во всем обществе. Грамши поправляет Маркса: реализация революций зависит не от экономических базисных условий, а от инфильтрации и захвата той части надстройки, которая занимается созданием общественного мнения.

Такая революция совершается не рабочими, и не стихийно действующими массами (которым Грамши не доверяет), а интеллигентами, органически организованными вокруг «идей и мнений», которые, в свою очередь, «не зарождаются спонтанно, но исходят из центра, где они формируются, откуда они излучаются, распространяются и внушаются». Эти интеллигенты должны осуществлять «молекулярную агрессию», для того, чтобы постепенно, шаг за шагом, проникать в религиозные, философские, научные, артистические и вообще культурные «крепости».

Грамши учит, что сперва необходимо разрушить в обществе предыдущее мировоззрение, а затем внедрять новое сознание имманентизма. Только лишь развитие имманентизма до конца сможет обеспечить создание «нового порядка». Для этого интеллигенты, действующие молекулярно, должны подтачивать и разрушать предыдущее традиционное мировоззрение, и бороться за устранение основных принципов, составляющих традиционную мыслительную структуру общества. Проникая ко всем рычагам культуры и общественного мнения, они должны добиваться слома и сноса этих принципов и устранения всех тех, кто их будет защищать. Для этого, учит Грамши, «необходимо лишить их всякого духовного престижа... путем постоянной разъедающей критики. Эта критика должна сеять сомнения, скептицизм, лишать их морального престижа... она должна уничтожить их верования и их учреждения...».

Такая технология культурной революции для достижения гегемонии применялась и до Грамши. Грамши лишь сформулировал отчетливо её доктрину. Это пожалуй единственный макроисторический процесс прошлого века, который еще не закончил полностью свой пробег и который будет н дальше довлеть над дальнейшим ходом истории. Правда, уже не с помощью идеологического обмана, а с помощью оперативных обманов, с привлечением спецслужб, т. е. не путем взывания к возвышенным и филантропическим чувствам, а путем простой купли совести.

Суть обреченности, в конечном итоге, и этого пути, заключается в том, что у тех, у кого можно купить их совесть, никакой совести нет, так что грош им цена. Однако, они себе набивают цену и для этого обманывают своих покупателей, выдавая себя за ценные элементы.

И.Н.Андрушкевич

По материалам "Кадетское письмо № 95". Буэнос-Айрес, январь 2017 г. XXI год издания.

Бюллетень русских зарубежных кадет. Основан в 1955 году А. Г. Денисенко, кадетом VII выпуска Крымского кадетского корпуса. Не издавался с 1961 года. С 1995 года выходит под новой нумерацией, на правах рукописи. Ссылка на источник всегда обязательна. Издатель и редактор: И.Н.Андрушкевич. Электронный адрес: kadetpismo@hotmail.com

 

Игорь Николаевич Андрушкевич родился 31 июля 1927 года в Белграде, в Югославии, в семье русских белых эмигрантов. Окончил сербскую 4-летнюю начальную школу в городе Чачке, в Центральной Сербии. В 1938 году он поступил в Первый Русский Великого Князя Константина Константиновича Кадетский Корпус, в Белой Церкви, в Югославии. В 1948 году он с матерью, братом и двумя сестрами приехал в Аргентину, где учился на журналистическом и философском факультетах. В 1958 году он женился на Анне Атильевне Баукиеро аргентинке итальянского происхождения, вместе с которой он в 1955 году закончил журналистический факультет. У них три сына: Николай, Александр и Андрей. Жена и дети Игоря Николаевича - православные и говорят по русски. Старший сын - ученый, математик (доктор математических наук и профессор Аргентинского государственного университета в городе Кордова). средний - экономист, а младший - офицер аргентинского морского торгового флота. В настоящее время И. Н. Андрушкевич является председателем "Объединения кадет Российских Кадетских Корпусов в Аргентине". На 15-ом Общекадетском Съезде. состоявшемся в сентябре 1996 года в Сан-Франциско, он был выбран председателем этого Съезда. В качестве такового, он открыл Первый в России (16-ый по счету) Общекадетский Съезд 30 августа 1998 года в Санкт Петербурге. Он также является вице-председателем "Аргентинского общества эллинской культуры" и членом аргентинского философского общества "Фундасион култураль А. Кастекс"