«Других режиссеров для вас у меня нет...»
“Воевать не числом, а умением” А.В. Суворов
«Других режиссеров для вас у меня нет...»
02.12.2020

Сериал Грозный.jpg

Откровенно говоря, после просмотра трейлера к сериалу «Грозный», желания смотреть очередной «фильм о русской истории, который с нетерпением ждут миллионы», не было. Слишком еще свежи впечатления от «незабываемого лунгинского шедевра «Tzar». Лунгин в клевете на первого русского царя, русскую историю и русский народ сумел превзойти любого голливудского русофоба.

По уровню клеветы и грязи, излитой на русскую историю, «киношедевр» Лунгина вполне достоин занять почетное место среди снятых на Западе произведений о «темном и кровавом» прошлом «тоталитарной и варварской» России, где кровожадные опричники и энкавэдэшники в тени развесистой клюквы едят зажаренных младенцев, а по улицам под звуки балалайки и пение «Очи черные» бродят верные слуги русских царей Иоанна Ужасного и Сталина – дикие свирепые медведи, разрывая на части всех, кто стремится к свободе и демократии.

До этого был сериал Эшпая, после которого могло показаться, что режиссер и сценаристы могут дать фору по невежеству любому российскому школьнику, ставшему несчастной жертвой ЕГЭ.

Поэтому, увидев Маковецкого в гриме, напоминающем то ли Бабу Ягу из фильмов-сказок Птушко, то ли Кащея Бессмертного, стало понятно, что ничего хорошего от фильма ждать не приходится.

Первая серия, казалось, подтвердила эти опасения. Вот титры: «1547 г. Молодой царь Иван решил жениться и выбирает себе невесту», – и перед нами появляется 40-летний Яценко, изображающий молодого царя. Если вспомнить, что государь родился в 1530 году и ему было тогда 17 лет, то как-то не совсем соответствует... Но допустим.

А вот царский свадебный пир. Объявляют подарки от турецкого султана. Появляется некая восточная танцовщица и как факир пускает пламя изо рта прямо на царя и царицу (такое развлечение сегодня в некоторых ресторанах называется «огненное шоу»). А за ней следом одалиска в костюме, напоминающем эскизы Бакста к балету «Баядерка», начинает исполнять танец живота перед молодыми царем и царицей, перед митрополитом Макарием и боярами. И вот вносят ларец с подарками. Не послы, а полуголые султановы слуги, и очередные одалиски…

Для тех, кто плохо представляет обычаи и этикет при дворе Московских государей, скажу, что это так же реально, как если бы в Кремле на торжественном приеме у Сталина появились с показательными выступлениями стриптизерши и запели негритянские рэперы.

Уже из рекламных роликов сериала было понятно, что концепция авторов фильма основана на 9-м томе Карамзина: юный Иоанн, во всем слушая своих добрых советников Избранной рады, созидал в первую половину царствования державу, проводил реформы, но после смерти супруги царицы Анастасии удалил от себя добрых советников, окружил себя «верными псами» и всю вторую половину царствования рушил все, что создавал.

Карамзин красочно описывает, как терзаемый манией преследования и подозрительностью, тиран проводил свой день в пытках и казнях. Воображению Карамзина нет предела, т.к. Иоанн Грозный должен стать в его описании образцовым тираном, воплощением всех ужасов «азиатской деспотии». Неслучайно друг Карамзина декабрист Рылеев восклицал: «Не знаешь, чему больше удивляться тиранству ли Иоанна, или дарованию нашего Тацита». Подключив все свое пылкое воображение, писатель описывал, как «кровавый тиран», по его мнению, проводил свой день: «Возможно (!) он шел в подвал, где лично принимал участие в пытках, возможно…» и т.д.

Все писания Карамзина основывались на обвинениях царя изменником Курбским или же исключительно на источниках иноземных авторов из враждебных России стран. Все остальные источники и документы Карамзин отвергал.

Напомним, что именно в годы Ливонской войны в Европе была развязана первая информационная кампания против России. Изобретение печатного станка Гуттенбергом помогло. И если почитать все, что писали в памфлетах о русском царе и русских людях в то время, то угрожающая мирной Европе «страшная Московия и дикие орды московитов во главе с Иоанном Ужасным» описаны гораздо более темными красками, чем страшный Мордор из «Властелина колец» Толкиена.

Многие современники Карамзина, особенно историки, понимали, что 9-й том его «Истории» – это художественный вымысел, полный передергиваний, искажений письменных источников, полет фантазии, основанный на идеологических пристрастиях автора.

Должен отметить, что все диалоги в 9-м томе Карамзина между митрополитом Филиппом и царем Иоаном имеют такую же степень достоверности, как диалоги Анны Австрийской и герцога Бекингема в «Трех мушкетерах» Дюма.

Но в новом сериале, надо отдать должное авторам, от Карамзина они отошли. С первых серий показали, что бояре интригуют, строят козни. Показали, что в смерти первенца младенца Димитрия виновна Ефросинья Старицкая. Показали, что и царицу Анастасию отравили.

И бегство Курбского, и его последующее предательство своей страны показано, и заговор 1567 г. Федорова-Челяднина, когда бояре хотели выдать во время войны своего царя польскому королю Сигизмунду.

Зрители видят, как Царь упорно борется за власть, утверждая новые порядки, а гордые бояре держатся за старые вольности.

Но! А ради чего весь фильм Грозный казнит вредных интриганов бояр? Только ли потому, что его ребенком, после смерти матери Елены Глинской, отравленной боярами, всячески обижали и притесняли?

Власть-то самодержавная ему для чего? Чтобы бояр прижать и отомстить за обиды детства?

Идея фильма изложена «словами митрополита Макария»: оказывается, с детства Иван боролся с той тьмой, которая была внутри еще маленького царевича. Но царица Анастасия и умные советники, прежде всего благородный и честный Адашев, сдерживали эту тьму.

А после отравления любимой супруги царь теряет контроль и, одержимый приступами тьмы, окружает себя «верными псами» Вяземским и Басмановым.

И наступает «темное время». Жестокие злодеи и интриганы Вяземский, Басманов, а затем и Малюта Скуратов со своими кровожадными разбойниками-опричниками, казнят всех направо и налево, пользуясь помраченным рассудком и подозрительностью царя.

И на протяжении всего фильма полубезумный Иоанн, каждую серию диктуя дьяку-писцу историю своего царствования, вспоминает свои грехи, предчувствуя после сожжения Москвы Девлет-Гиреем окончательную гибель своего государства.

Разговаривает в помутнении рассудка то с несправедливо «репрессированным» Адашевым, то с митрополитом Макарием, то у него «мальчики кровавые в глазах». Полубезумный правитель хочет быть хорошим, желает покаяться, но никому не верит, дрожит от страха, испытывает мучения совести, но справиться с внутренней тьмой не может.

В конце, когда над Русь вновь надвигается крымская орда Девлет-Гирея, перепуганный тиран кается у гробницы любимой супруги, просит Бога не наказывать страну за его грехи. И воеводой Воротынским, которого царь нашел в застенках НКВД (простите, в застенках опричных: не успели злодеи умучить воеводу), одерживается победа под Молодями над ордой и турками, как свидетельство милости Божией к раскаявшемуся царю.

Но в последней сцене фильма, показано, как у Грозного вновь наступает помутнение и он боится воевод-победителей, а Берия-Малюта нашептывает ему: «Возгордились. Твою победу себе приписывают». Т.е. становится ясно, что репрессии в отношении воевод будут продолжаться.

Правда, в конечных титрах говорится, что время было такое, жестокое, и в Европе тоже убивали, и варфоломеевскую ночь вспоминают.

Вот и вся эпоха в сериале «Грозный». Все правление первого русского царя – это постоянная борьба с боярами, пытки, казни. Вот так и воспринимайте свою историю.

Слава Богу, хоть не настаивают на западной версии русской истории, согласно которой русская государственность, в отличие от государственности иных, цивилизованных и демократических стран и народов, является порождением кровавого тирана и чудовища, каким был царь Иоанн IV «Ужасный».

Но трудно уйти от впечатления, что создатели сериала о Грозном царе были воспитаны в годы многочисленных кампаний по «десталинизации» нашего общества.

«Русская государственность порочна от рождения», – вбивают в сознание людей западные и доморощенные либеральные историки все последние десятилетия.

И русская революция, и сталинская диктатура, и гулаги, и прочие ужасы – все это следствие векового «тысячелетнего рабства», которое утвердил в ХVI веке в России царь Иоанн Грозный. А в ХХ веке воплощение Грозного – это «кровавый тиран» Сталин, одержимый такой же маниакальной подозрительностью и желанием безграничной власти над партийными «боярами».

 

ГРОЗНЫЙ ЦАРЬ НИКОЛАЯ ЧЕРКАСОВА И ГРОЗНЫЙ СЕРГЕЯ МАКОВЕЦКОГО

А как же в эпоху этого самого диктатора Сталина снимал свой фильм «Иоанн Грозный» Сергей Михайлович Эйзенштейн?

Настоятельно советую всем пересмотреть хотя бы первые 10 минут картины Эйзенштейна.

С первых титров картины сообщают, что фильм этот о человеке, который в ХVI веке впервые объединил нашу страну. Который из отдельных разобщенных и своекорыстных княжеств создал единое мощное государство. О полководце, который возвеличил военную славу нашей Родины на востоке и западе. О государе, который для решения этих великих задач впервые возложил на себя венец царя всея Руси.

И первый кадр фильма – шапка Мономаха, скипетр и держава – символы Русской державы. Открываются Царские врата Успенского собора и выходит в сопровождении духовенства митрополит.

Начинается чин венчания на царство юного Иоанна. Звучит непрерывное молебное пение. Митрополит возглашает «Во имя Отца и Сына и Святого Духа», весь народ, наполнивший Успенский собор, благоговейно кланяется.

Митрополит торжественно произносит: «Венчается на царство царским венцом Великий князь и Государь Иван Васильевич и нарекается Боговенчанным Царем Московским и всея Великия Руси Самодержцем».

Митрополит поочередно с молитвой вручает государю шапку Мономаха (царский венец), скипетр и державу, благословляет, и могучий протодиакон возглашает многолетие Царю и всею Руси Самодержцу.

Надо заметить, что протодиакон настоящий. Актер Максим Дормидонтович Михайлов – прославленный камерный и оперный певец (бас-профундо) с 1914 г. был протодиаконом Русской Православной Церкви. В 1930 году, не снимая сана, все же вынужден был оставить служение, поступил в оперную труппу Всесоюзного комитета по радиовещанию, где был солистом, затем — солист Большого театра СССР. Спел в 25 операх русских, советских и зарубежных авторов. В опере «Борис Годунов» исполнил роль Пимена. Протодиакон сана не снимал, но при этом стал народным артистом СССР, лауреатом двух Сталинских премий. Патриарх Пимен благословил отпеть Максима Дормидонтовича после кончины в облачении и поминать как протодиакона. Перед смертью Михайлов принял монашеский постриг.

Кстати, облачение митрополита в картине Эйзенштейна выглядит вполне настоящим, крест и панагия, как положено. А в рекламных роликах современного сериала «Грозный» очень гордились достоверностью костюмов, но почему-то митрополит Макарий у них никогда не появляется ни с крестом, ни архиерейской панагией.

А чин венчания на царство в фильме Эйзенштейна вполне может удовлетворить самого взыскательного монархиста и знатока церковных обрядов.

Время было советское, государство атеистическое, а все церковные моменты в историческом фильме изображены с православной точностью и явным благоговением.

Сегодня время свободы, но ничего подобного в современном кино увидеть невозможно.

Очень красивая сцена у Эйзенштейна, когда два царских друга боярина, Курбский и Колычев, осыпают золотыми монетами царя. Но главное не в том, как молодой Иоанн стоит под золотым дождем, а как, заметим, великий актер Николай Черкасов загримирован действительно под юного царя. Главное в словах, с которыми юный Иоанн в шапке Мономаха, со скипетром и державой в руках обращается к народу: «Ныне впервые князь Московский венец царя всея Руси на себя возлагает. Но дабы Русскую землю в единой длани держать сила нужна!».

И дальше в своем обращении к народу царь Иоанн Васильевич объясняет, что учреждает для этого стрелецкое войско, а сильная власть нужна, «дабы выи гнуть всем, кто единству державы Российской противится…Ибо только при едином, сильном, слитном царстве внутри –твердым можно быть и вовне».

И напоминает, что верховья всех русских рек «под нашей державой, а выход к морю их – в чужих руках. Приморские земли отцов и дедов наших - балтийские - от земли нашей отторгнуты… А посему в день сей венчаемся мы на владение и теми землями, что ныне - до времени - под другими государями находятся!»

С первых кадров ясно зрителю, в чем видит смысл своего венчания на царство юный Иоанн – это созидание Православной империи: «Два Рима пали, а третий – Москва стоит, а четвертому не быть. И тому Риму третьему - державе Московской - единым хозяином буду отныне я один!».

И с первых же сцен фильма все понятно о царе и его окружении: и гнев части бояр во главе с Ефросинией Старицкой, и недовольство иноземных послов:

- Московский князь не имеет права на царский титул!

- Папа не признает!

- Императора не признает.

- Европа не признает!

Но ливонский посол говорит:

- Будет сильным – признают. – И тут же многозначительно добавляет:

- Надо, чтобы не был сильным…

С первых кадров зрителю становится ясно, что в Успенском соборе Кремля совершается судьбоносное для России событие. Ясно заявлены замыслы и цели, поставленные молодым царем перед собой и перед страной. Становится понятными и какие силы будут ему противодействовать.

Не пытаюсь сравнивать произведение великого Эйзенштейна с современным сериалом. Это было бы нелепо. Иная стилистика, иное время.

Но все же, когда Федька Басманов в сериале на пиру опричников пляшет на столе под «Пляску опричников» на музыку Прокопьева в «Иване Грозном» и поет:

Загуляли по боярам топоры...
Гойда, гойда!
Говори, говори!
Говори, приговаривай,
Говори, да приговаривай.
Топорами приколачивай...

Глядя на это, невольно испытываешь чувство неловкости и вспоминаешь пушкинские строки:.

Мне не смешно, когда маляр негодный
Мне пачкает мадонну Рафаэля,
Мне не смешно, когда фигляр презренный
Пародией бесчестит Алигьери...

И пусть Эйзенштейн во многом исказил историческую правду и подчинил во второй серии свой замысел творческой фантазии, пожалуй, даже гораздо в большей степени, чем авторы сериала, но его театральная условность и символизм стали подлинной художественной классикой. Картина Эйзенштейна – явление советского и классика мирового кинематографа, даже если не соглашаешься с его трактовкой образа Царя Иоанна.

Картина снята в 1944 г. Но в одной «Пляске опричников» у Эйзенштейна буйной и зловещей силы опричников намного больше, чем во всех сценах казней и злодейств современного 8-серийного фильма.

Но главное в картине Эйзенштейна есть действительно трагическая личность Грозного царя. Есть трагическая и величественная эпоха. И Николаем Черкасовым создан необыкновенно могучий, величественный и трагический в своем одиночестве образ Грозного царя.

А что же в современном сериале? Не то зловещий тиран, не то впечатлительный неврастеник, потерявший любимую жену и попавший после этого под влияние «плохой компании».

Ну ладно, трактуйте образ царя, как желаете, теперь у каждого автора свое право. Но хотя бы намекнуть на великие свершения царствования Грозного можно?

Разве из 8 серий «Грозного» можно составить представление, хотя бы и малейшее, о величественной эпохе, когда созидалась великая держава? А ведь заявлено было, как масштабное исторической полотно.

Ну где же в нем изображено то величественное и трагическое время середины ХVI века, на грядущие столетия до наших дней определившее судьбу Русской земли? Время, когда продолжая дело своего деда государя Иоанна Васильевича Великого и отца государя Василия Третьего, царь Иоанн Грозный создавал централизованное единое государство, преодолевая сопротивление бывших удельных князей и могущественных боярских родов?


«И ЦАРСТВО НОВОЕ ПРЕД ИХ ОЧАМИ ВСТАЛО...»

Для любого историка ясно, что основы могущества Российской державы были заложены в царствование Иоанна Васильевича Грозного. Это настолько очевидно, что даже самые явные недоброжелатели Грозного не пытаются оспаривать истину.

Надо понимать, что сотворил первый русский царь Иоанн Васильевич Грозный для всего мира: он сумел сохранить Восточно-Христианскую цивилизацию, без которой немыслимо существование мира.

После крушения православной Восточно-Римской империи в разоренном Константинополе по святой Софии расхаживали турки и город оглашали вопли муэдзина. Пали под ударами османов Сербское и Болгарское царства. Древние христианские земли Малой Азии были давно захвачены воинами ислама.

В Риме торжествовали: восточные «схизматики» разгромлены. Осталось княжество Московское. Но Русь где-то там далеко, в дремучих лесах на севере, отрезана от морей, зажата между сильными соседями с Запада (Польшей, Литвой, Ливонским орденом), с Востока ее терзают татары.

Но внезапно для всех недругов:

И Царство новое пред их очами встало…
Оно не прихотью явилося на свет.
В нем не одной Руси спасения завет:
В нем Церкви Истинной хоругвь, и меч, и сила!
Единоверных скорбь, чтоб быть ему, молила...
(А.Н. Майков, "У гроба Грозного")

Венчался на царство молодой русский государь по чину византийских императоров не самочинно. Великий князь Московский и святитель Московский Макарий испросили на это благословение всех православных патриархов, чьи епархии уже были под властью мусульман.

Государь поднял лабарум – знамя святого Константина Великого, выпавший из рук последнего византийского императора Константина, погибшего с мечом в руках в сражении с турками на стенах Константинополя–Царьграда. И враги Православной веры никогда не простят Грозному Царю созидание царства, в котором столетиями была «Церкви Истиной хоругвь, и меч, и сила».

Оценивая правление любого правителя, необходимо сравнить, какое государство получил он в начале своего царствования, и то, какой оставил страну после своей кончины. При этом нельзя не обращать внимания на внешнеполитическую обстановку, на угрозы и вызовы, которые стояли перед страной в то время.

Давайте вспомним, что же творилось на Руси, когда начинал царствовать юный Государь Иоанн IV. Бояре, потомки удельных князей, рюриковичи и гедиминовичи считали себя равными, хотя и младшими по сравнению с Великим князем, но законными государями Русской земли.

После смерти Василия III была отравлена мать Иоанна Васильевича Елена Глинская. И «княжата» едва не растащили Русь на уделы. В борьбе за власть друг с другом боярские кланы нещадно грабили страну, присваивая себе все большие привилегии и свободы. Законы не исполнялись, «детям боярским» и «воинским слугам» не платили жалованья.

Служить никто не хотел, глядя на то, что творится, как сегодня бы сказали «наверху», в Кремле: воровство, жажда личного обогащения и отсутствие правды и закона.

Народ разбегался из городов от беззаконий и произвола наместников. Умножились «татьба и разбой». В общем, полный набор «достоинств».

Власть была полностью в руках боярских кланов Шуйских, Бельских. Временщики творили, что хотели, могли прогнать с престола неугодного им митрополита и поставить другого.

Могущество государства было подорвано, враги на Западе и Востоке это тут же почувствовали. Казанские татары год за годом безнаказанно опустошали и грабили земли русских княжеств, разоряли монастыри даже на Русском Севере, уводили людей в рабство, жгли села у самой Москвы.

Бояре, потомки удельных князей, не обращая внимания на малолетнего Великого князя, творили на Руси все, что желали.

Но возмужал воспитанник митрополита Макария государь Иоанн Васильевич.

Венчавшись на царство, молодой государь с Лобного места просит прощения у народа за то, что творилось во время его малолетства, призывает всех простить друг друга и отныне жить по правде Божией, как следует православным христианам. Обещает, что отныне твердо будет стоять на страже правды и закона, защищать всех своих подданных, и дворян, и крестьян и посадских от произвола и насилия бояр.

Все историки признают великие свершения молодого царя Иоанна Васильевича в строительстве Русского государства. Вынуждены эти великие достижения признать и те, кто считает царя Иоанна IV чудовищем.

Это неудивительно. Государственные деяния Грозного царя не просто грандиозны, они определили будущее Русской державы, заложили на века основу ее самобытности.

Россия, наследница Восточно-Римской империи приняла на себя служение православной империи именно при юном государе Иоанне IV.

Митрополит Макарий и государь Иоанн Васильевич определяют смысл земного служения русского народа Богу: Россия - третий Рим, Русская земля - Святая Русь.

В мае 1551 года царь Иоанн Васильевич созывает Церковный собор по примеру византийских императоров. Собор 1551 года именуется Стоглавым. По уложениям Стоглавого собора Русская Православная Церковь будет жить столетиями.

На Стоглавом соборе были прославлены около 40 святых угодников Божиих, в том числе блгв. кн. Александр Невский. Мы понимаем, что означало в то время для Русской земли прославление такого сонма святых. Местночтимые угодники Божии становились общерусскими святыми. Созидалось пространство единой Святой Руси.

На Стоглавом соборе заботились не только о духовном просвещении народа, но большое внимание уделяли и благотворительности, делам милосердия. Было решено устраивать богадельни для нищих и престарелых, собирать «не имущих где главы подклонити», снабжать всем самым необходимым, «устроити в богадельнях пищею и одеждою». Был введен особый налог для выкупа пленных. И государство, и Церковь выкупали у крымцев, ногаев и казанцев русских людей, уведенных в плен во время татарских набегов.

Стоглавый собор утвердил Судебник царя Иоанна IV. Но на соборе рассматривались не только важнейшие вопросы жизни Церкви, вопросы богослужения, устроения жизни клира, не только новые законы, но абсолютно все стороны жизни и быта русских людей того времени.

Главной задачей Стоглавого собора было устроение всей жизни Московской Руси в соответствии с заповедями Христовыми и учением Церкви. Не было больше Царьграда–Константинополя, и ответственность за судьбу Православной Церкви принимали на себя русские люди. Этому великому послушанию должна была соответствовать вся жизнь народа.

Одного этого деяния – созыва и проведения Стоглавого собора должно быть достаточно, чтобы оценить то, что сделал для Церкви царь Иоанн IV Васильевич.

 

«ТИРАН» И ЗЕМСКИЕ СОБОРЫ

На Соборе 1551 года было установлено, что отныне во всех уездах сам народ избирает для себя власть. Жители «губы» – округа, состоящего из нескольких селений, собираясь всем миром, избирали местную власть - «губных старост». Старосты избирались из служилых людей, храбрых и хорошо владевших оружием детей боярских, стрельцов, казаков. Губных старост часто сравнивают с «шерифами». Они расследовали уголовные дела и должны были быть людьми не только смелыми, с сильной волей, но и честными, порядочными, чтобы пользоваться доверием людей.

Народом избирались и помощники губных старост «целовальники», т.е. те, кто присягал, целуя Крест и Евангелие. Губные старосты давали присягу в Москве в Разбойном приказе. Это подчеркивало значение избранных народом губных старост, их важную роль в установления порядка в Московском государстве. Уезжая из Москвы, они получали «наказные памяти» – правила исполнения своих обязанностей.

Была отдельная «губная изба», где мог находиться староста со своими помощниками, как сельсовет в советские времена. Губной дьяк вел документы, писал грамоты.

Уровень самоуправления, полномочия и права «губных старост» был очень высоким. Государевы наместники не имели права вмешиваться в дела губных старост.

Но и выборные от народа не могли вмешиваться в дела государевых людей. Если же воевода творил неправду, то губные старосты могли пожаловаться в Москву на действия наместника. Если же губные власти превышали свои полномочия, то народ мог обратиться к представителю государственной власти, царскому воеводе, и наместник обращался в Москву.

Это было то самое настоящее «разделение ветвей власти», о котором, как недостижимом идеале, мечтают российские либералы. Это и была самая настоящая демократия, в отсутствии которой постоянно упрекают Россию. Народ выбирал в земскую власть тех, кого знал и кому доверял.

Молодой государь Иоанн Васильевич заложил основу самоуправления русских земель. Государь созвал первый Земский собор, чтобы весь народ, все сословия, вместе с Самодержцем, Помазанником Божиим соборно и единодушно решали судьбу России и свободной волей служили Богу.

Сегодня принято со всех трибун упоминать о «традициях русской соборности». Но давайте вспомним, кто созвал первый Земский собор, а затем постоянно на протяжении своего царствования собирал на Земские соборы представителей всех сословий и всех земель Руси, чтобы решать важнейшие вопросы внешней и внутренней политики? Как-то трудно объяснить это деяние, если считать, что его совершил жестокий тиран, утверждавший деспотический образ правления.

Но мы видим, что государь Иоанн Васильевич в течение всего царствования созывает Земские соборы, желая внимать голосу всей Русской земли.

Судебник царя Иоанна Васильевича – самый мягкий из Судебников Московской Руси, из всех Судебников, составленных до царствования Иоанна IV и всех изданных позднее. Законы были установлены справедливые и твердо соблюдались. Суды по важным делам на Руси вершили воеводы. В более мелких конфликтах и преступлениях разбирались старосты.

Но во всех судах заседали выборные люди от посадских и крестьян – по 5-6 «добрых и смысленых людей». Это были настоящие суды присяжных. Но разве в учебниках истории пишут, что суд присяжных был в России уже в царствование государя Иоанна Грозного? Не вписывается это в либеральную версию «варварской» России с вечно «бесправным народом».

Русскую судебную систему по праву высоко оценивали иностранцы. Англичане Ченслер и Флетчер отмечали, что судебные дела «решаются у них большей частью удовлетворительно и скоро». А Олеарий делал вывод, что русские суды «не хуже, если не лучше немецких».

В 1566 году, вскоре после учреждения опричнины, государь созывает Земский собор, съезжаются бояре, духовенство, дворяне, служилые люди, купцы и промышленники, представители всех сословий Московского государства. Государь советуется с соборянами о том, стоит ли продолжать тяжелую войну на западных рубежах.

Мы видим, как этот правитель, ославленный как «тиран», принимая важнейшее государственное решение, стремится услышать «голос всей Русской земли», советуется с представителями всех сословий. Ни в одной из европейских стран в ту эпоху ничего подобного не было и быть не могло! На волю всего народа опирался Грозный Царь, ограничивая боярские вольности и стараясь установить твердый порядок в Московском государстве.


РОССИЯ СРАЖАЕТСЯ В ВРАГАМИ НА ЗАПАДЕ И НА ВОСТОКЕ

В сериале мимоходом сказано о учреждении стрелецкого войска - первой регулярной армии на Руси.

Но сказано очень невразумительно. А ведь военные реформы государя, создание стрелецкого войска, попытки упразднить местничество воевод, создание поместной конницы, позволили решить царю Иоанну Васильевичу важнейшие задачи, стоявшие перед страной.

О таком важнейшем событии, как взятие Казани в сериале сказано мимоходом. А ведь это была величайшая победа, которая подвела итоги противостояния Руси и Золотой Орды. Именно после взятия Казани и Астрахани, упразднения этих осколков Орды, терзавших русские земли набегами, Волга-матушка стала великой русской рекой.

Казань была в то время сильным и опасным врагом, а были еще Астраханское ханство, Крым, Ногаи, Сибирское ханство. Турецкие султаны считали себя покровителями всех мусульман, тем более родственных тюркских государств. Османы присылали в Казань артиллерию, Крымское ханство уже было вассалом Турецкой империи.

Вполне вероятно было воссоздание из обломков Золотой Орды мощного союза татарских государств, вассальных Османской Порте, и Турецкая империя простиралась бы от Алжира до Сибирского ханства. О чем, кстати, сегодня мечтает Реджеп Эрдоган.

Некоторые западные историки считают взятие царем Иоанном Грозным Казани первой и очень важной победой, остановившей наступление Ислама на христианскую Европу. В Европе в это время победоносные воины ислама несли зеленные знамена с полумесяцем все дальше на север. Взятие Казани – одна из славных страниц русской военной истории. Казань по тем временам была мощнейшей крепостью. Поход 1552 года был блестяще продуман и не менее блестяще осуществлен.

А какое представление дает сериал о той титанической борьбе, которую пришлось вести Русскому государству с многочисленными и сильными врагами одновременно на Востоке и на Западе?

В сериале набежал крымский хан Девлет-Гирей и сжег Москву. А царь, как сказано, испугался дать ему сражение, чтобы не потерять войско. Но это ложь от начала до конца!

Основные силы русского войска были сосредоточены в Ливонии. А немногочисленное войско, в это время стерегло рубежи на Оке, держало оборону на Засечной черте. Однако, они бы вполне могли сдержать на этих рубежах40-тысячную крымскую конницу, если бы не измена. Но Девлет-Гирей, которого изменники провели в обход русской обороны, внезапно появился у Москвы и сжег посад. Ветер перенес огонь в город, поэтому было много жертв. Царя в это время в Москве не было.

Но на следующий год, когда Девлет-Гирей вместе со всей крымской ордой, ногайской ордой и турецкими янычарами шел завоевывать Москву и состоялась знаменитая битва при Молодях. Земский воевода Михаил Воротынский и опричный воевода Дмитрий Хворостинин, имея вчетверо меньше войск, чем у врага, в ожесточенном и очень упорном трехдневном сражении не просто разгромили, но полностью уничтожили крымскую орду и турецких янычар. Крымские набеги прекратились на десятилетия, пока не подросло новое поколение татарских воинов.

До этого в 1569 году провалился поход крымско-турецкой армии на Астрахань. Османская армия почти полностью погибла. И в Турции стало ясно, что пора прекратить попытки воевать с московитами. Напомню, вся Европа в то время трепетала перед турками.

О том, как в сериале рассказывается о битве и как показывают это грандиозное сражение, сравнимое по значению с Куликовской битвой, говорить даже не хочется. Разучились снимать масштабные батальные сцены. То ли бюджет не позволяет, то ли не умеют. Хотя бы в этом сегодня учились у мастеров Голливуда, а не занимались копированием разных т.н. «блокбастеров» об угрозах нашествий из космоса на московские микрорайоны.

Вероятно, бюджет не позволил снять масштабную битву, но хотя бы знаменитую подвижную крепость гуляй-город можно было хоть как-то изобразить, а не возы с мешками и какой-то забор из досок?

О Ливонской войне в сериале тоже сказано мимоходом. Мол, начиналось успешно, а потом возникли трудности. Только Курбский сдерживал Литву, посылая кошелек с деньгами на подкуп вельможных панов.

На самом деле государь Иоанн Васильевич, начиная войну на Западе, успешно сокрушил Ливонский орден, наследников «храмовников» тамплиеров. В то время было по благословению Рима организовано то, что сегодня бы назвали «экономической блокадой» и «эмбарго на поставки технологий и стратегического сырья» в Россию.

На Западе, как и сегодня, сознательно старались помешать Русскому государству окрепнуть, преодолеть последствия ордынского ига и потери выхода к морям.

Грозный Царь пытался решить задачи собирания всех русских земель, возвращения русских владений, выхода к морям – те задачи, которые приходилось впоследствии решать всем русским государям. И Грозный решал их успешно.

После разгрома Ливонского ордена против России развернули «информационную войну» и германский император, и папский Рим. И, разумеется, как и в наши дни, больше всех усердствовала Польша, стараясь запугать Европу угрозой вторжения «диких орд московитов», ведь поляки знали, чьи земли прихватили.

Напомним, что русские войска сражались за свои «отчины и дедины», исконные русские земли, отторгнутые западными соседями.

Рим активно вел не только информационную войну, но организационную работу, именно папские легаты смогли добиться слиянию Литвы и Польши в единую Речь могучую Посполитую. Папа благословил избрать польским королем прославленного венгерского полководца Стефана Батория и благословил ему меч для крестового похода на Москву.

Сумев объединить «аклятых друзей» Польшу с Литвой и Швецию, Рим благословлял и поддерживал упорную, многолетнюю войну с Москвой. В этой войне против России нашим врагам помогали Германия и Венгрия.

России приходилось одновременно, сражаясь с мощными врагами на Западе, вести войну с Крымом и Османской империей.

Ясно, что все это отразить в сериале невозможно. Но в кратких комментариях к каждой серии хотя бы закадровым голосом можно было сообщить зрителю о том, что происходило в те годы, какими трудами, жертвами и подвигами создавалось Русское государство. Ведь авторы сериала обещали масштабное историческое повествование.

Что толку в рекламных роликах удивлять зрителя рассказами о том, как художники старались воссоздать точные копии старинных костюмов, а пекари готовили актерам пироги по рецептам ХVI века? Да пусть хоть гамбургерами из «Макдональдса» питаются...Лишь бы историю подлинную отобразили.

Военный историк Антон Антонович Керсновский в своем знаменитом труде «История Русской армии» писал о том, что России все время своего существования постоянно приходилось бороться с двумя врагами:

«Первый враг — враг восточный — приходил к нам из глубины азиатских степей, сперва в облике обров и половцев, затем монголов и татар и, наконец, турок. Эти последние, покорив пол-Европы, превратили Царьград в Стамбул — тем самым став поперек нашего исторического пути.

Второй враг — враг западный. Имя ему было и осталось — немец. Враг упорный и беспощадный, хитрый и бездушный, коварный и бесчестный. На протяжении семисот лет — от Ледового побоища до Брест-Литовска — враг традиционный, но не раз по капризу истории надевавший личину традиционной дружбы — всякий раз все к большей своей выгоде и все к большей беде России.

С восточным врагом боролись Дмитрий Донской, Иоанн III, Великая Екатерина, Царь Освободитель. С западным — Александр Невский, два первых Романова — Цари Михаил и Алексей, дочь Петра — Елизавета.

Три царя боролись одновременно с обоими врагами — Иоанн IV, Петр I, Николай II (царь Грозный, царь Великий, Царь-мученик).

Царю Иоанну удалось сокрушить восточного врага. Покорение Казани в истории христианства — праздник не меньший, чем битва при Лепанто и освобождение Вены. Однако борьба с западным врагом — вначале успешная — оказалась под конец ему не по силам».

В Ливонской войне победу одержать не удалось. Но и благословленной Римом коалиции могущественных европейских держав во главе со знаменитым полководцем Стефаном Баторием не удалось сокрушить Московское царство, как надеялись в Риме.   Россия выстояла, хотя молодое государство, созданное царем Иоанном, в то время находилось лишь в начале своего становления.

 

ТРЕТИЙ ВРАГ РУССКОГО НАРОДА – ВРАГ САМЫЙ ОПАСНЫЙ

Но был еще один враг, пожалуй, более страшный чем враги с Запада и Востока.

Отец царя Иоанна Грозного государь Василий III говорил: «У русского народа есть три врага: басурманство, латинство и сильные люди своей земли».

И царю Иоанну Васильевичу Грозному удалось одержать победу над этим третьим врагом. Как показывает история России, самым опасным для страны.   

Во всяком случае этому третьему врагу удалось в феврале 1917-го и в августе 1991-го дважды за одно столетие привести к катастрофе русское государство.

На Руси в годы малолетства Иоанна Васильевича устанавливались порядки, восторжествовавшие в Польско-Литовском государстве. Всевластие вельмож и магнатов и их слуг из мелкой шляхты и полное бесправие остального населения.

В представлении «сильных людей» Русской земли Грозный царь присвоил себе незаконное право, не считаясь с князьями и боярами, самовластно решать державные дела.

Государь Иоанн Грозный пытался убедить бояр в необходимости самодержавной власти: «Если управляемые будут не под единой властью, то хотя бы они в отдельности были и храбры и разумны, общее правление окажется «подобно женскому безумию».

Царь Иоанн Васильевич, будучи человеком широко образованным, обладая необыкновенно глубокими знаниями в богословских вопросах, в древней истории, истории Рима и Византии, в истории Церкви, пытался убедить бояр в богоустановленности самодержавной власти и необходимости самодержавия для блага государства.

Можно не сомневаться, что с государем был согласен и его учитель святитель Макарий. В своем учении о власти помазанника Божия Грозный царь опирался на труды отцов Церкви.

С тех пор истину изложенного государем Иоанном IV учения о православной самодержавной монархии подтвердили в своих трудах многие святые Русской Православной Церкви. От прп. Саввы Звенигородского, «молитвенника за Царей», прп. Серафима Саровского и святителя Филарета Московского до св. прав. Иоанна Кронштадтского и свт. Серафима Соболева.

Революционная, т.н. «прогрессивная» интеллигенция считала царскую власть пережитком «азиатского деспотизма». Всех верных Престолу называли «царскими опричниками». И, наконец, сподобились увидеть в 1917 году, как рухнуло «проклятое самодержавие» и воплотились их мечты о «свободе, равенстве и братстве».

Надо сказать, что по-прежнему в среде либеральной интеллигенции распространено представление, что тиран Грозный боролся с боярами за власть, потому что был одержим маниакальной подозрительностью, гордыней, жестокостью и непомерным властолюбием.

Они уверены, что тиран Сталин, которого они считают воплощением Иоанна Грозного в ХХ веке, боролся с противниками из партийной большевистской верхушки, одержимый такими же страстями – жестокостью и желанием непомерной власти над людьми.

Но подобные утверждения свидетельствуют прежде всего о недалекости и мелких страстишках этой либеральной публики.

Неужели, они думают, что Сталин боролся за власть, чтобы иметь возможность пить на озере Рица грузинские вина, курить «Герцеговину Флор», чувствовать свою власть над людьми и видеть, как перед ним трепещет окружение?

Власть над партаппаратом и во многом беспощадная жестокость при воплощении замыслов по скорейшей индустриализации страны были необходимы прежде всего для подготовки к неминуемой войне. И страна одержала Великую Победу в войне, в которой решалось быть или не быть России, продолжится ли существование великого народа в истории.

Точно также в ХVI столетии государю Иоанну Васильевичу приходилось вести жестокую, часто беспощадную борьбу с боярами и «княжатами» за власть подлинного самодержца, чтобы единое Московское государство смогло вернуть себе выход к морям - без этого страна не могла успешно развиваться. Она бы все больше и больше отставала бы от Запада, который очень скоро за счет грабежа заморских колоний станет опережать в своем экономическом, промышленном, а следовательно. и в военном развитии все остальные мировые цивилизации. И постепенно, используя свое военное превосходство, превращали в колонии страны всех континентов.  

И жизненно необходимую для России задачу выхода к морям, которую поставил перед государстом царь Иоанн Васильевич, затем приходилось решать всем русским государям.

Наиболее точно о том, почему русский народ, несмотря на огромные жертвы, поддерживал все великие начинания Грозного Царя, сказано в сочинениях Ивана Александровича Ильина: 

«Он всегда ценил сильную и твердую власть; он никогда не осуждал её за строгость и требовательность; он всегда умел прощать ей всё, если здоровая глубина политического инстинкта подсказывала ему, что за этими грозами стоит сильная патриотическая воля, что за этими суровыми понуждениями скрывается большая национально-государственная идея, что эти непосильные подати и сборы вызваны всенародною бедою или нуждою. Нет пределов самопожертвуемости и выносливости русского человека, если он чует, что его ведёт сильная и вдохновенная патриотическая воля; и обратно – он никогда не шёл и никогда не пойдёт за безволием и пустословием, даже до презрения, до соблазна шарахнуться под власть волевого авантюриста».

Представим, что ожидало Россию, если бы Грозному царю не удалось сломить сопротивление «княжат» и бояр.

В состоянии раздробленности наша страна не имела ни малейшего шанса сохраниться как независимое государство. Восторжествуй так любимая отечественными либералами «вечевая новгородская демократия» и мечты бояр о «шляхетских вольностях» как у магнатов Речи Посполитой, Россия была бы неминуемо разорвана на части более сильными соседями.

Юный государь, вступив на престол, просил народ по-христиански простить своим лиходеям все, что было, и обещал, что больше не допустит в государстве подобного беззакония.

Реформы самодержавного государя были необходимы для укрепления военной мощи государства. Без реформ по наведению порядка с землевладениями, никогда бы не удалось создать многочисленную дворянскую поместную конницу.             

Но искоренение пережитков удельного времени благотворно сказалось не только на военной мощи, но и на экономическом развитии страны. Единые законы по всей территории государства, земское самоуправление, честный суд, расширялась торговля, а значит быстрее развивались ремесла, росли доходы ремесленников и купцов. Поэтому население городских посадов, купцы и ремесленники, служилые люди поддерживали царя в противостоянии с боярскими кланами.

Судя по всему, на землях, вошедших в состав царской опричнины, было больше порядка. В опричные земли входили обширные уральские владения промышленников Строгановых на Чусовой и Каме. Неслучайно английские купцы из Московской торговой компании добивались, чтобы их подчинили опричнине. На землях, взятых в государеву опричнину, быстро развивалось железорудное дело, солеварение, суконное, кожевенное производство.

Через русский порт в Нарве появилась возможность русским купцам выйти в Балтийское море, свободно торговать с Германией, Швецией, Голландией, Францией и Испанией. А если учесть, что по Волге, ставшей после взятия Казани и Астрахани полностью русской рекой, шла торговля с Востоком, везли товары купцы из Персии, Самарканда, Бухары, Дербента, то понятно какие широкие возможности открывались перед русскими купцами.

А через Русский Север развивалась бойкая торговля с Англией. В Англию шли суда, нагруженные русским льном, воском, пенькой, мехами, корабельным мачтовым лесом.

Неудивительно, что государь Иоанн Васильевич мог спокойно собирать Земские соборы, опираясь в своих действиях на волю народа.

На соборе 1566 г. представители служилых людей, купечества, городских посадов вместе с боярами, дворянами и духовенством решают, продолжать ли Ливонскую войну. И поместное дворянство, служилые люди, купцы, промышленники и ремесленники, на которых ложится дополнительное бремя военных расходов и тяготы войны, поддерживают государя. Решено: «Государю нашему тех городов Ливонских, которых взял король во обереганье, отступитися непригоже, а пригоже Государю за те городы стояти».

Представители торгово-промышленного люда понимают, что царь Иоанн Васильевич ведет войну не ради своих амбиций, но отстаивая интересы всей Русской земли. На Руси помнят, как Ливонский орден, города Ганзы душили русскую торговлю на Балтике.

Опричнина, учрежденная Грозным царем, позволила государю воплотить замыслы по переустройству жизни Московской Руси, свою историческую задачу выполнила и была отменена. Выполнила весьма жесткими методами. А в каких европейских странах создание единого централизованного государства проводилось уговорами несогласных владетельных феодалов?

В государственном и общественном устройстве Московской Руси произошли важнейшие изменения. Возврат к старым порядкам был невозможен.  

Выстраивалась прочная основа Русского государства – Государь, правящий вместе с Земским собором, бояре и дворяне, служилое воинское сословие, которое защищает Русскую землю, и крестьяне-земледельцы, которые пашут землю, сеют хлеб и вместе с посадскими людьми, купцами и ремесленниками платят государственные подати-налоги.  

Крестьяне-земледельцы не только кормили своего помещика-дворянина за то, что он нес воинскую службу. Крестьяне и посадские платили подати в казну. Но эти подати были невысокими. Все иноземцы это отмечали. Тьяполо писал, что царь мог бы получать в несколько раз больше, «но не обременяет налогами» людей. Ему вторит и Олеарий: «Подданные обыкновенно не платят больших податей».

После реформ государя Иоанна Васильевича на Русской земле стал устанавливаться порядок и спокойствие. Исчезала татьба и разбои, которые расцвели при боярском правлении, наместникам становилось трудно злоупотреблять властью.

Потомки князей и бояр, пострадавших в царствование Иоанна IV, сохранили память о Грозном царе как жестоком и несправедливом тиране.

Служилые люди почувствовали себя «государевыми людьми». И это название – «государевы люди» осталось почетным и до наших дней, так с гордостью именуют себя многие военные. При Грозном царе дети боярские, дворяне и стрельцы перестали бедствовать, чувствуя заботу Государя.

Поэтому неудивительно, что народ в своих песнях и былинах так высоко оценивает царствование государя Иоанна Васильевича Грозного. Карамзин писал: «Добрая слава Иоанна пережила его худую… но история злопамятнее», но был вынужден признать, что «память народная оказалась добрее».

Итоги правления царя Иоанна Васильевича Грозного, которые невозможно оспорить:

Основаны 155 городов и крепостей, в их числе Архангельск, Арзамас, Воронеж, Орёл; построены 60 монастырей и 40 церквей, в частности, Покровский собор — храм Василия Блаженного на Красной площади. Расцвет церковного зодчества, расцвет иконописи в те годы отмечают все искусствоведы.

Надо отдать должное создателям сериала, они показали, что задуман и создан знаменитый храм был Государем и митрополитом Макарием.

Историки безуспешно пытаются найти легендарных зодчих Барму и Постника. Митрополит Тихон Шевкунов высказал блестящую догадку, почему эти попытки не дают результатов. Барма – это псевдоним того, чьей волей встал на Красной площади храм Василия Блаженного. Царские бармы носил государь Иоанн Васильевич. Постник – святой митрополит Макарий, чьи молитвы сопровождали возведение чудесного храма.

Показано в фильме и участие Государя и митрополита в поддержке трудов первопечатника Ивана Федорова.

Что означало основание в царствование царя Иоанна Васильевича 155 новых городов и крепостей?

После победы над Казанским и Астраханским ханствами Россия расширила свои пределы на восток и на юг. Чтобы люди могли спокойно жить и трудиться, границу прикрыли системы засек, валов, рвов, частоколов, острожков-крепостиц, сторожевых постов и караулов. Создание Большой засечной черты потребовало огромных усилий от всего народа.

Но Засечная черта отодвинула границу далеко на юг. Около 100 тысяч кв. км могли теперь распахивать русские крестьяне, не опасаясь внезапных набегов степных хищников. За укреплениями Засечной черты строились города, крестьяне пахали землю и растили хлеб.

Территория России увеличилась почти вдвое, с 2,8 млн. до 5,4 млн. кв. км. По площади Русь стала крупнейшим государством Европы. Были присоединены Среднее и Нижнее Поволжье, Урал. В конце царствования государя Иоанна Васильевича Ермак громит сибирское ханство Кучума, последний осколок Орды. И присоединяет к России Западную Сибирь. Ломоносов пророчески сказал: «Могущество России Сибирью прирастать будет».

Кстати, можно нередко слышать, что все планы Грозного пошли прахом, Ливонская война была проиграна и Царь Иоанн IV якобы оставил в конце своего правления разоренную и обезлюдевшую страну, народ разбежался от ужасов опричнины.

Возникает закономерный вопрос, если Русь обезлюдела, то кто же тогда заселил 155 новых городов и крепостей, кто после того, как Засечная черта двинулась на юг, заселил и распахал земли бывшего Дикого поля?

Если Россия к концу правления государя Иоанна Васильевича была так разорена и почти полностью обезлюдела, то откуда появились после смерти Грозного царя cильные русские полки, которые при его сыне государе Федоре Иоанновиче смогли успешно вести войну со Швецией, обивая захваченные шведами города?

Мог бы царь Федор Иоаннович в «разоренной и обезлюдевшей» стране собрать войско, чтобы успешно воевать со Швецией, отбивать набеги Крымской Орды, посылать воевод с отрядами стрельцов и казаков в Сибирь и на Кавказ?

В царствование Федора Иоанновича сразу же начинается строительство мощных каменных крепостей и заново отстраивается Москва. В 1585 — 1592 гг. была возведена новая крепостная стена вокруг Москвы, получившая название Белый город, или Царев город.

Очевидно, что Грозный царь, несмотря на многолетнюю изнурительную войну, случавшиеся неурожаи и эпидемии, сумел оставить наследникам великую и сильную державу.

Задумаемся, разве о величайших свершениях царствования Грозного царя, определивших будущую судьбу великой Российской державы, не должно быть хотя бы упомянуто в историческом сериале под названием «Грозный»?

«ДРУГИХ ПИСАТЕЛЕЙ ДЛЯ ВАС У МЕНЯ НЕТ»

Никто уже не пытается опровергать, что среди своих современников государь Иоанн Васильевич не только не выделялся особой жестокостью, но по сравнению с Карлом IХ и Екатериной Медичи, Генрихом VIII и королевой Елизаветой был вполне гуманным правителем. Масштабы того, что творили эти европейские правители ни в какое сравнение не идут с тем, что в то время происходило на Руси.

Но на Западе все, что творили эти короли, считается естественным для той суровой эпохи. Покажите мне хоть один английский фильм, где королеву Елизавету не показывают с огромной симпатией и любовью?

Русский царь Иоанн IV не случайно избран на роль образцово-показательного «тирана и злодея» всех времен и народов. В ХХI веке образ варварской России, которая угрожает мирной Европе, также важен для бойцов информационных войн, как был важен в ХVI, ХVII, ХVIII, ХIХ и ХХ веках. И Карл ХII, и Наполеон Бонапарт, и Наполеон III c Пальмерстоном в Крымской войне, вслед за ними Гитлер, а затем Черчилль с Труменом используют этот образ, чтобы оправдать войну с Россией.

В те годы великие тяготы многолетней Ливонской войны, татарских нашествий, тяжелые труды строительства новых городов и крепостей, засечной черты, пришлось вынести на своих плечах представителям всех сословий Русского государства – и крестьянам, и «детям боярским», и дворянам, и духовенству.

Русские люди в ту эпоху принесли великие жертвы ради строительства независимой и могучей Русской державы. Но народная память отличается особенной мудростью. И народ оценивает правление государей с точки зрения вечности, жизни всех поколений, прошлых и будущих.

Не случайно, император Петр Первый говорил о царе Иоанне Васильевиче:

«Сей государь есть мой предшественник и образец; я всегда представлял его себе образцом моего правления в гражданских и воинских делах, но не успел еще в том столь далеко, как он.

Глупцы только, коим не известны обстоятельства его времени, свойства его народа и великие его заслуги, называют его мучителем».

Аполлон Григорьевич Майков в своем стихотворении «У гроба Грозного» пишет:

И памятуйте вы: все то, что строил он, –
Он строил на века! Где – взвел до половины,
Где – указал пути… И труд был довершен
Уж подвигом Петра, умом Екатерины
И вашим веком…

Помните, как говорил в свое время Сталин: «Других писателей у меня для вас нет». Судя по всему, сегодня, нет для нас других сценаристов и режиссеров. А они необходимы.

Все последние годы либеральные кинокритики пытались внушить, что при Сталине советский кинематограф в исторических лентах старался закрепить «идеологические мифы». Но с тех пор исторических фильмов, равных «Александру Невскому», «Суворову», «Ушакову», «Корабли штурмуют бастионы», никто так и не снял. Дождемся ли мы, когда в российском кинематографе появятся подобные «идеологические мифы»?

Обнадеживает, что в отзывах зрителей на сериал «Грозный» очень часто звучит фраза из комедии Гайдая: «А царь-то ненастоящий!».

Сегодня нам необходимо обратиться к эпохе, когда созидалась великая Русская держава. И тогда же начиналось то многовековое противостояние с коллективным Западом, который и в ХХI cтолетии пытается любыми способами сокрушить Русскую цивилизацию.  

Поэтому именно сегодня, учитывая ожесточенность информационной войны против России, попытки исказить нашу историю, необходимы такие фильмы, которые заставляли бы молодежь гордиться своей историей, грандиозными свершениями великих предков, построивших великую державу.

Многие иностранцы на протяжении веков отмечали поражавшую их преданность русских своему царю. В этом они видели залог многих успехов и Московского царства и Российской империи.

Россия должна благодарить за твердое монархическое сознание русского народа первого помазанника Божия на престоле русских государей – Царя Иоанна IV Васильевича Грозного. И его воспитателя – святого Макария, митрополита Московского.

Именно святитель Макарий вместе с царем Иоанном Васильевичем дали русским людям идеал, к которому стремились, ради которого русские совершали подвиги, переносили все труды и лишения – идеал Святой Руси. Мы настолько привыкли к тому, что Русская земля – Святая Русь, Москва – третий Рим, что сегодня даже не осознаем того, что совершили Грозный царь и святитель.

Сегодня принято мыслить категориями различных цивилизаций. Можно утверждать, что русский царь Иоанн Васильевич Грозный сохранил Восточно-Христианскую цивилизацию. Итальянцы в то время писали: все греки, сербы, болгары уповают и надеются только на русского царя, от него ждут освобождения.

Прошло почти пять веков. Погибло Православное Русское царство. На месте Российской империи 80 лет существовал атеистический Советский Союз. Но и сегодня все понимают, что судьбы Вселенского Православия зависят от России. С надеждой смотрят на север православные греки и сербы, румыны и болгары. Да и сохранившие веру благочестие католики и протестанты в Италии и Германии, Франции и Польше открыто говорят, что судьба всей христианской европейской цивилизации в современном глобальном «постхристианском» мире, зависит от возрождения православной веры в России.  

Государь Иоанн Васильевич назвал смысл земного служения русского народа Богу. Русское царство – оплот Вселенской Церкви. Царь Иоанн Грозный воспринимал эту задачу как послушание, данное Богом русскому народу.

И никто с русских людей этого послушания не снимал.

Руководитель информационно-аналитического центра общественной организации «Московские суворовцы» Виктор Саулкин