“Быстрота и натиск - душа настоящей войны” А.В. Суворов
«Швейки»
30.05.2024

Швейки.jpg

Здравствуйте дорогие, милые московские суворовцы. Да, страшно, тяжёлые времена наступили. Знаю, какой вклад вносите Вы - преклоняю колено.

Не сижу без дела и я, даже некогда заглянуть в комп. Некогда и писать, а тут, машинкой поранила себе пальчик, открытый перелом, зашили, лангету наложили, а значит - Бог мне передохнуть дал возможность. Вот и решила написать.

Помогаем нашим воинам как можем, стараемся. Я, порой, утром пять остановок бегу до рабочего цеха, всё копейку скоплю да на пряжу дам,(пенсия небольшая) девочки ещё и вяжут носки, а я умудряюсь и дома шить, помимо цеха. Раненых полно, да что я пишу - сами знаете.

Молюсь как умею, есть Бог, победа за нами! Пишу, а слёзы сами катятся. Мы выстоим, мы справимся, одолеем противника! Вечерами ходила, училась на Сестру милосердия - выучилась, получится и в госпиталь поеду, помогать надо ребятам.

Ребята, милые, храни вас всех Господи. Посылаю вам небольшой рассказик, это просто крик души. С теплом обнимаю. 

«ШВЕЙКИ»

Машенька, дорогая доброе утро. Сегодня снова тяжёлый день, ты только не подведи, давай потрудимся на славу, давай родненькая, надо, надо милая. Слышишь, надо!

Я слегка прикасаюсь к ней ладонью, провожу по её выгнутой спинке, порой чмокну, бережно взяв за ручку. Так начинаю свой волонтёрский день с моей подругой Машенькой-машинкой, которую принесли добрые люди в дар Знаменского Храма.

Так начинают все девочки (а нам, девочкам, всем за шестьдесят) нашего цеха свой рабочий день, у каждой машинки своё имя; Викуся, Шурочка, Сонечка, Лизочка, Верочка, Агашенька, Мулаточка, Розочка, Иришка и их много, много и нас. Спасибо добрым отзывчивым людям, за внесение такого нужного, драгоценного вклада.

Машинки мы назвали в честь имён  хозяев, многих и в помине нет, и… несмотря на то, что иным машинка дорога как память о маме, сестре, муже, они всё же принесли её сюда, зная о том, что в данный момент она незаменимый помощник, выдержит любую ткань, трёхслойную стропу, она ещё послужит на блага Родине, принесёт огромную пользу, поможет нашим раненым ребятам выбраться из поля боя.

Шить приходится многое; носилки разного типа, стропы, пятиточечники балаклавы… Но мы, будем шить не покладая рук, лишь бы наши ребята вернулись домой живыми и здоровыми, конечно же с победой. А иначе и быть не должно.

Ровно в двенадцать часов мы встаём и все молимся о наших воинах, об их здоровье, о возвращении, вторую молитву читаем об убиенных ребятах, слёзы накатываются у многих, я первое время то и дело утиралась слезами, сейчас, за два-то года закалила себя.

Но, когда приходят ребята в отпуск, заходят к нам в цех, а приходят всякие; у кого обеих ног нет - просто протезы, у кого пластина в тазобедренном суставе или ещё хлеще, война есть война, редко кто с небольшим ранением. И они, наши   защитники, совсем молодые ребята, годятся нам в сыновья, а кому и как внуки, кстати, у двух наших швеек сыночки, а у одной два внука, там, на передовой. Каково им? А ребята, смотрят нам в глаза, слёзно смотрят и благодарят, благодарят нас всех, за нашу помощь.

А что мы, как можем, так и поможем - отвечаем, -  будем стараться, нам не в тягость - напутствия даём, слова тёплые, обмениваемся обнимашками. А в душе мелькнёт что-то страшное, тяжёлое, вдруг я последний раз его обнимаю…

Гонишь, гонишь прочь эти страшные мысли, перекрестишься - отведи Боже, отведи. Проводим ребят и дальше шить, вот тут-то и дадим волю слезам. При них - нет, не плачем.

Бывало и такое, пройдёт месяц, другой, а этого парнишку уже в молитве за упокоение убиенного читаешь. Ох, горюшко-то, какое, горюшко….

Разве когда я думала, что придётся писать на эту тему, что буду сидеть по пять, а то и семь, восемь часов и шить  носилки каждый день. Сказки мечтала писать, да не до сказок похоже.

Когда же она закончится эта зловещая война? Часто задаю себе этот вопрос, а ответ блуждает. Долго вечером уснуть не можешь, лежишь, вертишься с боку на бок, думки разные лезут, мама тоже старалась, помогала для фронта, когда отец, в том, далёком сорок первом победу завоёвывал.

Спина ноет, особенно под лопатками, словно червь какой точит. Руки горят, порой лягу на иголки - есть у меня такие – боль в спине снимают, но и их выдержать надо, такое жжение идёт - терпишь, а руки мазюкой натру, и, не знаю куда сунуть, горят.

Да ладно, это такие мелочи по сравнению, что там испытывают ребята, наши дорогие воины, ради того чтобы мы спокойно жили.

Устаю ли я, трудно ли, когда отдыхать буду? - такие вопросы тоже мелькают, но на них быстро всплывает ответ: - А каково там, ребятам, на поле боя? Как-то так, а значит, буду тянуть эту лямку, я сильная, я жилистая. Главное, чтобы ребята здоровенькие с победой домой вернулись. Ждём вас, родненькие, ждём с нетерпением! Храни вас Боже.    

Вот и стихотворение родилось:

Строчат машинки как пулемёты,
А в нашем цехе идут работы.
Носилки шьём мы - ребят спасая,
Настало время, стезя такая…

А нам бы шить бы, пелёнки деткам,
Алёнкам, Иркам, Андрюшкам, Светкам.
А мы носилки - для Сашек, Мишек,
Андрюшек, Колек, Аркашек, Гришек….

Но веру в Бога мы не теряем,
Придут живыми, мы точно знаем!
С победой парни домой вернутся,
И наши спины вмиг разогнутся. 

Валентина Ч., г. Томск.
Май 2024 года