Первый русский воинский устав
“Без молитвы оружья не обнажай, ничего не начинай” А.В. Суворов
Первый русский воинский устав
16.02.2019

О станичной и сторожевой службе.jpg

16 февраля 1571 года Иоанном IV Грозным был утвержден «Боярский приговор о станичной и сторожевой службе». Документ получил такое название, что был результатом (т.е. приговором) обсуждения, которое вели бояре, отвечавшие за станичную и сторожевую службу. Начинался Приговор так: «Лета 7079 Февраля в 16 д. по государеву, цареву и великаго князя Ивана Васильевича всеа Pycии приказу, боярин, князь Михайло Иванович Воротынской приговорил с детми боярскими, с станичными головами и с станичники о путивльских, и о тульских, и о рязанских, и о мещерских станицах и о всех украинных о дальных и о ближних и о месячных сторожах...»

Иоанн Васильевич был одним из самых образованных людей своей эпохи, обладая при этом богословской эрудицией и феноменальной памятью. За время его правления не только территория государства увеличилась более, чем в два раза и стала больше территории всей остальной Европы, а количество населения на Руси увеличилось на треть.

Подобных достижений, разумеется, невозможно было добиться без упорядоченной армии. И надо отметить, что на тот момент вопрос формирования регулярной армии был не просто насущным — от него зависело само существование Русского царства. Прежняя система поместного войска, зависящего от возможностей вотчинников и потому представлявшего собой довольно разношерстное и по вооружению, и по боевым навыкам сообщество, уже не соответствовала вызовам времени. То же касалось и существовавшей к тому времени системы пограничной стражи.

Осенью 1570 года от станичников, которые несли службу на дальних, прежде всего, южных рубежах России, поступило сразу несколько донесений о продвижении в сторону Москвы крупных сил крымских татар во главе с ханом Девлет-Гиреем. Опасаясь повторения весеннего разорительного нападения крымчаков, Иоанн Васильевич возглавил оборонительный поход, который, однако, закончился ничем: выяснилось, что станичники попросту солгали — то ли приняв старые следы крымского войска за новые, то ли по другой причине.

И вот, согласно летописи, 1 января 1571 года «приказал государь, царь и великий князь Иван Васильевич, всеа Pycии боярину своему князю Михаилу Ивановичу Воротынскому ведати станицы и сторожи и всякие свои государевы полские службы», то есть - провести ревизию всех приграничных станиц, войск и привести их в соответствие с требованиями времени. Что и было Воротынским - одним из самых опытных и известных воевод того времени - исполнено незамедлительно.

Уже через неделю, как сообщает летописец, «по государеву, цареву и великаго князя приказу боярин, князь Михайло Иванович Воротынской говорил государевым словом в Розряде диаком Ондрею Клобукову с товарищи, что ему велел государь ведати и поустроити станицы и сторожи и велел доискатись станичных прежних списков».

А пока готовили списки и Воротынский их изучал, по всем южным рубежам государства Русского был отправлен приказ местным воеводам и станичным головам (то есть начальникам над станицами — дальними дозорами из числа воинов приграничных городов-крепостей) срочно ехать в Москву. Срок сбора был определен с середины января по начало февраля. А уже 16 февраля 1571 года первый по сути воинский устав - «Боярский приговор о станичной и сторожевой службе» — представили на утверждение царю. Документ потому и получил такое название, что был результатом (то есть «приговором») обсуждения, которое вели бояре, отвечавшие за станичную и сторожевую службу.

Начинался этот «Приговор» с такого текста, описывавшего историю его создания и основные задачи:

«Лета 7079 Февраля в 16 д. по государеву, цареву и великаго князя Ивана Васильевича всеа Pycии приказу, боярин, князь Михайло Иванович Воротынской приговорил с детми боярскими, с станичными головами и с станичники о путивльских, и о тульских, и о рязанских, и о мещерских станицах и о всех украинных о дальных и о ближних и о месячных сторожах и о сторожех из котораго города к которому урочищу станичником податнее и прибыльнее ездити, и на которых сторожах и из которых городов и по скольку человек сторожей на которой стороже ставити, которые б сторожи были усторожливы от крымские и от ногайские стороны, где б было государеву делу прибыльнее и государевым украинам было бережнее, чтоб воинские люди на государевы украины войною безвестно не приходили, а станичником бы к своим урочищам ездити и сторожам на сторожах стояти в тех местех, которые б места были усторожливы, где б им воинских людей мочно устеречь».

Далее шел собственно устав, определявших новую пограничную службу Московского государства. Главной ее задачей становилось создание и поддержание системы раннего предупреждения о нападении, чтобы «государевым украинам было бережнее, чтоб воинские люди на государевы украины войною безвестно не приходили».

«Боярский приговор» также упорядочивал ведение пограничной службы, определял организацию, обязанности, места размещения и сроки выставления сторожевых застав («сторóж») и дозорных подвижных отрядов («станиц»). Где, как и каким сторожам и станицам надлежало размещаться, оговаривали приложения к «Боярскому приговору» — так называемые росписи. Согласно им на русских рубежах должны были действовать 73 сторожи, которые объединялись в дюжину сторожевых зон: «донецкие сторожи», «путивльские ближние сторожи», «сторожи из украинных городов», «мещерские сторожи» и т.д. Южная граница Московского государства в конце XVI века составляла более тысячи километров, этим и объясняется большое количество «сторож».

«Боярский приговор» стал, по сути, первым универсальным воинским уставом. Следует отметить, что «Приговор» предполагал разумную инициативу: «ехати…которомы месты пригоже», поступать «посмотря по делу и по ходу». Помимо определения системы организации службы, он содержал и указания по ее несению, и элементы того, что можно назвать боевым уставом, и даже прообраз устава дисциплинарного.

Так, «Приговор» устанавливал меры наказания за ненадлежащее выполнение служебных обязанностей. Были они весьма суровыми: «А которые сторожи, не дождався собе отмены, с сторожи съедут, а в те поры государевым украинам от воинских людей учинитца война, и тем сторожем от государя, царя и великаго князя быти кажненым смертью». Если же смена не поспевала вовремя (срок каждой сторожи определялся в 15 дней), то с виновников опоздания взимался солидный штраф: «А которые сторожи на сторожах лишние дни за сроком перестоят, а их товарищи на обмену в те дни к ним не приедут, и на тех сторожех за ослушание имати тем сторожем, которые за них через свой срок лишние дни перестоят, по полуполтине на человека на день».

По объему первый воинский устав был невелик - всего то 14 листов рукописного текста, если не считать «Росписей». Чуть позже, 18 и 21 февраля и 5 марта 1571 года, были приняты дополнившие «Боярский приговор о станичной и сторожевой службе» еще три боярских приговора общим объемом 13 листов: «О Путивльских севрюках» (подряжавшихся на пограничную службу на Дону наемных воинах из Северской земли, нынешней Черниговской области), «О назначении мест, где стоять головам в поле» и «О выплате жалованья и возмещении убытков за сторожевую, станичную и полевую службу». Но эти 27 листов заложили основу настоящей системы пограничной службы, а если смотреть шире, то и системы русской регулярной армии вообще.

Российский героический календарь





Оставить отзыв:
Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии.