Россия и Украина: одна купель и два послушания
“Мужественные подвиги достовернее слов” А.В. Суворов
Россия и Украина: одна купель и два послушания
20.07.2014

Послушание.jpgЧасть вторая. После воссоединения…

Концепция «одной купели и двух послушаний» вкратце

Если опустить изложенные в первой части исторические подробности, которые могут как способствовать, так и препятствовать по ниманию текста, то суть концепции «двух послушаний» вкратце можно изложить следующим образом...

В российской исторической науке утвердилось хрестоматийное ныне мнение, с которым вряд ли кто-нибудь станет спорить, что монголо-татарское нашествие привело к осознанию необходимости единства Руси. Если в домонгольский период обычным занятием русских князей была братоубийственная война, то продолжение междоусобиц перед лицом общего врага грозило уничтожением уже всей Руси. «Раздел власти между князьями был политической ошибкой, результатом которой явился удельный период русской истории; эта политическая ошибка была исправлена государственной мудростью московских князей-собирателей Руси; вместе с тем исправлены были и ее последствия - раздробление Руси и татарское иго».

Свое отражение эта концепция получила в официальной русской историографии «начиная с XVI в.», в особенности - в трудах наиболее влиятельного русского историка Николая Михайловича Карамзина.

 

Но поучительна для нас не только история Северо-Восточной Руси.

Юго-Западная Русь, в силу географических особенностей более подвергшаяся разорению и, по тем же причинам, вскоре подпавшая под власть Польши и Литвы, подверглась иному испытанию - католической культурой. Православная Византия была далеко, рушилась сама и кроме отдельных высоких образцов культуры ничего дать не смогла. Культура же состоит не из отдельных образцов, но, как тело человеческое, из бесконечного числа органов и связок. Веры же католическая и православная очень близки, а населения Украины и Польши родственны, и жили вперемежку. Была ли необходимость в этих условиях, да и сама возможность, в выработке своей православной культуры, когда рядом есть уже многовековая католическая, опирающаяся, к тому же, на многовековое античное наследие, и активно впитывающая достижения Византии? Только уверенность в истинности своей веры могла поддержать в этом выборе русских людей: если православная вера безупречна, то и самостоятельная православная культура необходима! И эту задачу Юго-Западная Русь решала успешно в течение нескольких веков, несмотря на неослабевающее и агрессивное давление в экономическом, политическом, эстетическом, интеллектуальном и религиозном отношениях.

Таким образом, главной проблемой русских в Польско-Литовском государстве была не грубая языческая сила, как это было на Руси Московской, не меч, лук и стрелы, но мысль, книга и перо должны были стать основным оружием сопротивления развитой, изысканной, но чуждой православию христианской культуре Западной Европы. Чтобы победить в этой конкурентной борьбе, не потерять самобытность, необходимо было сохранить православную культуру, повышая образовательный уровень через православное просвещение. Не сложно понять, что эти усилия естественным образом вели к необходимости возникновения более высокой, чистой во всех отношениях, без искусственных натяжек и подпорок, настоящей народной христианской культуры.

Когда же пришло время воссоединиться двум частям разделенного народа, малороссы принесли в Московскую Русь богословие, способное отделить католические и протестантские заблуждения от чистого православия, а также систему образования и разнообразные достижения культуры и искусства.

Этот процесс связан с тем известным в истории и филологии явлением, «что условно называется иногда "третьим южнославянском влиянием", т.е. влиянием книжной традиции Юго-Западной Руси на великорусскую книжную традицию в XVII в.; во второй пол. XVII в. это влияние приобретает характер массовой экспансии юго-западнорусской культуры на великорусскую территорию». С увлечением всем украинским, которое всегда имело ностальгический оттенок (как будто по безмятежному золотому веку давней совместной истории), великорусы стали ощущать себя защитниками всего такого поэтического, сердечного, искреннего православного единства от рационального, расчетливого и рафинированного Запада и от иррационального, жестокого Востока.

В 1654 г. происходит присоединение Украины, и с того времени делятся братья друг с другом тем, что было ими выстрадано за это время. Великая Россия Малой дает религиозную независимость, покровительство, возможность жить в единой мощной стране с уже не враждующими друг с другом княжествами.

Малая Россия дает Великой возможность иметь высшее православное образование, открыть семинарии и академии, многие десятки лет самые важные великорусские кафедры занимают малороссы, в Великую Россию переезжают тысячи самых образованных и талантливых малороссиян. Необходимо отметить, что именно Церковь являлась в то время единственной рассадницей образования и просвещения, имела всеохватывающее духовное и культурное влияние на каждого человека и стала источником культуры в Российской империи.

Кто оторван от Церкви, способен любоваться цветами и шатрами дерев, но никогда не узнает, какие корни вскармливают их, и не будет напоен их соком.

Кто оторван от Церкви, никогда не поймет, что такое настоящая Культура...

Трудно, даже невозможно представить себе, чтобы все описанное произошло случайно, не по Воле, которую принято в христианстве исполнять с благоговением, и исполнение которой принято называть «послушанием».

 

Подтверждение «двух послушаний» чрезвычайным характером и взаимностью этих исторических явлений.

Концепция ‑ не теория, чтобы нуждаться в доказательствах, как говорится, хочешь - верь, не хочешь - не верь. Но дополнительные аргументы придают ей очевидности. Первый из аргументов в пользу любой концепции - чрезвычайный (особенный) характер обстоятельств. Христиане же знают, что случайностей не существует, но все преисполнено смысла. Тем более два народа - это не две птицы, чтобы случайно произошли с ними те страшные, великие и чудесные события, которые произошли с разделенной Русью. Но и о птицах сказано в Евангелии:

«Не две ли малые птицы продаются за ассарий? И ни одна из них не упадет на землю без воли Отца вашего; у вас же и волосы на голове все сочтены; не бойтесь же: вы лучше многих малых птиц. Итак всякого, кто исповедает Меня пред людьми, того исповедаю и Я пред Отцем Моим Небесным; а кто отречется от Меня пред людьми, отрекусь от того и Я пред Отцем Моим Небесным» (Мф. 10:29-32).

Почему не об одной, и не о трех птицах сказал Христос, но о двух? Не только чтобы подчеркнуть незначительную стоимость птиц в сравнении с человеком, но и потому, что в этом числе есть разделение, так что и разделение бывает от Бога, но ни одна из двух птиц не упадет, если будет исповедовать Христа.

Произошедшее с Русью не случайно и не имеет подобий в истории народов, и в этом видимый знак особого, чрезвычайного послушания Божия, порученных дел, от которых мы не имеем права отречься.

Какой еще из народов, не имея в наследии культурного багажа, после получения истинной веры в Богочеловека Христа и божественной жизни в святом крещении, оказался бы зажат между дикой восточной языческой степью и рафинированным католическим Западом, имевшим к тому же богатое классическое наследие?

И как еще объяснить это положение, как не заданием свыше созидать единое мощное государство и превосходящую все аналоги православную культуру?

Если мы только принимаем этот мир существующим не только без случайностей, но и проникнутым божественными смыслами, то конечно согласимся  и с этим очевидным выводом.

Но здесь возникает вопрос: зачем нужно было разделять народ для этих двух послушаний?

 

О необходимости разделения Руси на два послушания.

Опять же со школьной скамьи мы знаем, что почти невозможно одному и тому же ученику стать и круглым отличником, и успешно противостоящим школьным хулиганам спортсменом. Недаром в школьной психологии отличник и спортсмен - идеал ученика, почти не случающийся в реальной жизни. Если же учесть, что учиться и одному, и второму приходится не у учителей и друзей, но у врагов, то задача становится и вовсе неисполнимой. Невозможно было Руси одновременно достичь успеха на таких различных фронтах как строительство духовной культуры и мощного государства, так как одно противоречило другому.

Противостоянию жестокому востоку был бы помехой пример рафинированного и разобщенного Западного христианского мира, а противостоянию западному рационализму помехою служил бы иррационализм и жестокость востока.

Чтобы выработать собственные культурные навыки в соревновании с другим народом, не достаточно общаться с ним на удалении, но необходимо войти с ним в тесный, повседневный, длительный контакт. Чтобы под угрозой внешней грубой агрессии преодолеть внутреннюю ожесточенную вражду и разобщение, напротив, не полезно быть в полном порабощении, но для этого необходимо было в течение длительного времени получать удары от внешнего врага при каждом междоусобном нестроении.

То есть, необходимо было, с одной стороны, жить бок о бок с чужим, превосходящим по культуре народом и учиться ежедневно и ежечасно, с другой - находиться на удалении от чужого народа и получать от него удары каждый раз, когда пришлось бы ссориться между собой...

Превозмочь вызовы можно было только разделившись на две семьи, каждая из которых постигала бы свою науку, чтобы в свое время поделиться ею с братьями и в свою очередь научиться у них.

Изначально даром достались Руси святая вера и единое государство, созданное святым равноапостольным князем Владимиром, но даром данное мало и ценится. Единство страны вскоре было разрушено, а самоуничтожение в междоусобных войнах стало национальной забавой, неким подобием спорта, которое не могло не привести со временем и к окончательной потере или повреждению православной веры. Поэтому, и единство страны, и истинную веру необходимо было выстрадать уже после их получения.

Согласно классическому определению, под семьёй понимается «группа людей, связанных прямыми родственными отношениями, взрослые члены которой принимают на себя обязательства по уходу за детьми». Дети же могут вместе со своими супругами и даже со своими детьми и так далее входить в состав так называемой «патриархальной семьи». Если глава семьи не уважает своего отца, то он назовет своей семьей супругу и детей, уважающий - еще и отца, мать, братьев и племянников, дядьев и дедов. Так что, по аналогии с понятием семьи, о Великой, Малой, Белой, и Червоной Руси мы можем говорить и как об отдельных народах, но можем говорить о них и как об одном народе русском, о Руси, если только они сами признают себя членами одной великой патриархальной семьи, в которой единым Отцом является Господь Бог. Слово Русь - недаром существительное собирательное, Русь значит - один народ в разделении и отдельные народы в единстве.

 

«Культурное» послушание после воссоединения.

Если защита Великой Россией Малой Руси от иноземного гнета признана очевидным историческим фактом, то культурное обогащение Малой Русью Великой кажется не столь очевидным...

Между тем, влияние украинской культуры и образования на Великую Россию трудно переоценить. Не только в церковной сфере, не только в области вероучения, но и во всех сферах государственного строительства XVII-XVIII вв. деятельность проходила либо под непосредственным руководством, либо под большим влиянием малороссов. Об этом много написано, но для впечатления читающих, многие из которых не историки, мы позволим себе привести одну цитату из исторической монографии: «Вопрос о культурном влиянии малороссов на великорусское общество в XVII-ХVІІІ ст. не подлежит сомнению. Не спорят и относительно широты и разносторонности этого влияния... Всякий знает, как были они (т. е. малорусские и белорусские воздействия) обильны, сильны и влиятельны, напр. для Великороссии, и особенно Москвы. Пришельцы заняли здесь самые видные и влиятельные места, от иерархов до управлений консистории, ими устроенных, от воспитателей семьи царской до настоятелей монастырских, до ректоров, префектов и учителей ими же проектированных школ, до кабинетных и типографских ученых, делопроизводителей, дьяков и секретарей. Все почти подверглось их реформе, по крайности неотразимому влиянию: богословское учение, исправление священного и богослужебного текста, печатание, дела раскола, церковная администрация, проповедь, храмовое, общественное и домашнее пение, ноты, внешность архиерейских домов, образ их жизни, экипажи и упряжь, одежда служителей, напр. певчих, вид и состав школ, предметы и способы учения, содержание библиотек, правописание, выговор речи устной и в чтении (церковное мягкое г вместо твердого), общественные игры и зрелища и т. д. и т. д... К сказанному немного можно прибавить, - нужно было бы отметить деятельность малороссов как приходских, придворных, военных и заграничных священников, миссионеров, законоучителей светских школ, экзаменаторов, переводчиков, иконописцев, граверов»...

А классик украинской литературы Евгений Павлович Гребёнка (укр. Греби́нка) уже в середине XIX века писал: «Петербург есть колония образованных малороссиян. Все присутственные места, все академии, все университеты наполнены земляками, и при определении на службу малоросс обращает на себя особенное внимание».

Если в мореплавании, военном деле, медицине и прочих естественных и точных науках, начиная с Петра Великого, россиян обучали выходцы из Западной Европы, то церковную жизнь, государственную идеологию и культуру, как выше было уже отмечено, во многом выстраивали малороссы.

Например, ближайшими сподвижниками Петра Первого в духовной сфере были митрополиты Стефан Яворский (уроженец г. Яворова нынешней Львовской области) и Феофан Прокопович (уроженец г. Киева).

Отнюдь не в последнюю очередь, украинцы и создали Российскую империю такою, какой она была, со всеми ее положительными и отрицательными сторонами. 

Казалось бы еще немного, и русские высшие круги заговорили бы украинской мовой, но... заговорили на французском... Где-то не достало сил противиться западноевропейскому гуманистическому влиянию... Однако, украинская закваска делала свое дело в течение двух веков, и далее не уступила первенство экспансии западноевропейского гуманизма, ‑ русская культура осталась русской ... Просто в XIX веке и далее восточнославянские народы настолько смешались, что расчленять их общую культуру на национальные составляющие стало весьма затруднительно... В XIX веке один Николай Васильевич Гоголь для православного культурного самосознания русского и украинского народов сделал больше, чем армия государственников-функционеров. Как определять, русским или украинцем он был? По происхождению? По месту рождения? По месту деятельности? По культурной принадлежности? ... То же можно сказать о бесконечном ряде таких деятелей культуры как: Владимир Лукич Боровиковский, Дмитрий Григорьевич Левицкий, Иван Константинович Айвазовский, Архип Иванович Куинджи, Артем Лукьянович Ведель, Дмитрий Степанович Бортнянский, Петр Ильич Чайковский, Федор Михайлович Достоевский, Владимир Иванович Даль, Сергей Михайлович Соловьев, Владимир Сергеевич Соловьев, Николай Иванович Костомаров и т.д. и т.д...

Весьма заметным и полезным было влияние украинской культуры и в XX веке, в том числе и в Советском Союзе, где украинские песни, фильмы, литературные произведения были у всех на слуху и поддерживали высокий уровень нравственной культуры, хотя непосредственно о божественном источнике этой культуры свидетельствовать не имели права. В биографиях значительного числа деятелей культуры, науки и искусства можно обнаружить следы вдохновляющего церковного влияния, а в этом влиянии и украинскую составляющую. Как определять, русскими или украинцами они были? По происхождению? По месту рождения? По месту деятельности? По культурной принадлежности? Михаил Афанасьевич Булгаков, Анна Андреевна Ахматова, Максимилиан Александрович Волошин, Корней Иванович Чуковский, Николай Александрович Бердяев, Василий Васильевич Зеньковский, Антон Семёнович Макаренко, Сергей Фёдорович Бондарчук, Сергей Сергеевич Прокофьев, Игорь Фёдорович Стравинский, Сергей Павлович Королёв, Александр Петрович Довженко, Владимир Иванович Вернадский, Владимир Галактионович Короленко, Константин Эдуардович Циолковский, Игорь Иванович Сикорский, Илья Ефимович Репин, Казимир Северинович Малевич, Николай Иванович Пирогов, Игорь Эммануилович Грабарь, Илья Ильич Мечников, Георгий Васильевич Флоровский, Василий Семёнович Гроссман, Анатолий Борисович Соловьяненко, Иван Семёнович Козловский, Александр Исаевич Солженицын  и т.д., и т.д.... Все они сделали мировое имя русской культуре.

Но и в XVII-м, и в XVIII-м, и тем более в XIX-м, и в XX-м веках можно говорить именно об общей - великорусской, малорусской, белорусской -  православной русской культуре. Можно смело сказать, что той культуре, которая была создана единым русским народом, нет равных в мире ни по силе вдохновения, ни по проникновенности в духовный мир человека. В этих отношениях, сравниться с русской культурой может, разве что, Византийская, которая за тысячу лет своего существования преодолела многие искушения, но на очередном историческом этапе ее мастера не смогли преодолеть возникшие перед ней препятствия. Возможно, эти препятствия призвана преодолеть русская культура, русская цивилизация.

 

Протоиерей  Александр  Добросельский.

 

Русская народная линия.

 

Оставить отзыв:
Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии.