Top.Mail.Ru
Кяхтинский договор
“Опасности лучше идти навстречу, чем ожидать на месте” А.В. Суворов
Кяхтинский договор
21.10.2019

Кяхтинский договор.jpg

Кяхтинский договор 1727 года устанавливал границу и определял принципы торгового сотрудничества между Россией и Китаем, он включал в себя прелиминарный Буринский договор от 20.8.1727 г. и Кяхтинский трактат, подписанный 21.10.1727 г.. Обмен экземплярами между русусской и цинской делегациями произведен летом 1728 г. в Кяхте, поэтому этот дипломатический акт получил название Кяхтинского.

В конце 1-й четверти 18 века назрела необходимость значительного расширения русско-китайской торговли и устранения в связи с этим спорных тер. вопросов. Русское правительство использовало вступление на престол в Китае нового императора Юнчжена и направило в июне 1725 г. для его поздравления чрезвычайное и полномочное посольство во главе с сербом на российской службе, князем С.Л.Владиславичем-Рагузинским. Одновременно он должен был договориться с Цинами о русско-китайском разграничении к западу от Аргуни и о налаживании торговли.

«Территориальная часть» переговоров оказалась наиболее трудной, длилась более двух лет и закончилась подписанием Кяхтинского трактата. Переговоры начались в Пекине и продолжались на границе р. Бура. Русский посол на переговорах требовал очистить от маньчжурских войск вершины Аргуни, т.к. базирование их там противоречило формулировке ст. 2-й Нерчинского договора. Усилия Владиславича-Рагузинского при обсуждении статей прелиминарного Буринского договора, касавшегося границ, и при последующей демаркации границы по Кяхтинскому трактату принесли успех.

В докладе правительству Владиславич-Рагузинский отмечал, что в начале переговоров цинские дипломаты вопрос о вершине Аргуни не желали обсуждать, но в итоге согласились с тем, что в результате установления новой границы р. Аргунь до самой вершины отошла во владение России. В верховьях Аргуни находился стык старой нерчинской границы и новой кяхтинской, простиравшейся до вершины Шабин-Дабага Большого Саянского хребта. После этого Аргуньская граница не вызывала никаких споров вплоть до начала 20 века.

В Буринском договоре об определении государственной границы между Россией и Китаем в р-не Халха-Монголии впервые указывалось на необходимость составления карты границы с указанием названий земель, рек и пр. на русском и китайском языках. В Кяхтинском трактате прямо указано, что намерение создать карты отдельных участков границы осуществлено за счет взаимодействия русской и китайской стороны. При этом китайские представители передали росскому послу копии карт, составленных по съемкам Региса, Ярту и Фриделли.

В коллекции Жозе-Николя Делиля в Париже сохранилась многолистная рукописная карта на маньчжурском языке, которая явно сначала побывала в России, о чем свидетельствуют надписи (почерком начала 18 века) на листах: ландкарта 1-я и т.д. до 13-й. В комплекте 12 листов, на них имеются печати с россйским гербом. Параллельно маньчжурскими надписям даны цифры. Кроме этих 12 рукописных листов имеется также 3 карты верхнего, среднего и нижнего течения Амура, составленные в 1721 г..

Отечественными историками М.Г.Новлянской и Л.А.Гольденбергом установлено, что в российской Коллегии иностранных дел придавалось большое значение картографированию границы и прилегавших к ней сибирских земель во время работы посольства Владиславича-Рагузинского. При полномочном министре для решения всех практических вопросов между Российской и Китайской империями были определены геодезисты А.Кушелев, М.П.Зиновьев и И.Валуев. В связи с большим объемом съемочных и картографических работ в 1726 Рагузинский привлек к ним также геодезистов П.Н.Скобельцына, И.С.Свистунова, В.Д.Шетилова и Д.Баскакова, которые проводили с 1724 г. съемки в пограничных с Китаем районах – от р. Аргунь до Байкала и от Байкала до Енисея. По окончании работ в 1728 Рагузинский привез в Москву переданные ему маньчжурской карты российско-китайского пограничья, составленные на основании карт Скобельцына, Свистунова, Баскакова и Шетилова, а также сведений, полученных от В.Беринга, с которым Л.Владиславич-Рагузинский установил и поддерживал непрерывную связь. В РГВИА сохранились две авторские копии 1729 г. с этих документов, заверенные собственноручными подписями полномочного посла С.Л.Владиславича-Рагузинского и секретаря посольства И.Глазунова; масштаб карты 30 верст в дюйме.

Главной целью миссии Рагузинского было установление границы и маяков (пограничных знаков). Скорее всего, по линии границы между маяками прокладывался астролябический ход таким же образом, как это делалось по дорогам Европейской России между уездным городом и границей уезда.

Основными элементами содержания карт петровских геодезистов в соответствии с инструкциями почитались населенные пункты и в меньшей степени реки; даже дороги на многих из них не изображались. В условиях района границы с Китаем в верховьях Аргуни, где населенных пунктов почти не было, единственными ориентирами являлись элементы рельефа, т. е. как раз те элементы содержания карты, на к-рые меньше всего обращали внимание геодезисты и картографы начала 18 в.ека На картах того времени рельеф нередко показывался группами холмов, иногда дополнявшихся каньонообразными долинами рек, напоминающими изображения гусениц. Именно такими холмиками представлен рельеф на картах Рагузинского.

Помимо маяков, установленных западнее верховий Аргуни, на карте Кушелева, Зиновьева и Валуева показан также пограничный столб, поставленный маньчжурами в устье р. Горбица (на карте – Горбина), которая изображена впадающей в Шилку выше устья Аргуни. Группа геодезистов, работавшая по заданию Владиславича-Рагузинского, занималась съемками не только участков границы, где пограничные комиссары устанавливали пограничные знаки, но обследовала также часть границы, определенной Нерчинским договором по Становому хр., а также ставили здесь пограничные знаки. Свидетельством этого является хранящаяся в РГАДА фотокопия подлинной карты Петра Скобельцына и Василия Шетилова. В 1730 г. обзорные карты русско-китайской границы опубликованы в масштабе около 60 верст в дюйме в Атласе Всероссийской империи И.К.Кирилова.

Источники: РГВИА, ф.ВУА, № 25576; РГАДА, ф.Сенат, кн.1201; ф.Госархив, разряд XVII, № 55.

Оставить отзыв:
Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии.